Койгородок

Посёлки и сёла

Реклама

Погода в Койгородке

Ночь 22 ноября -1..1 С
Утро 22 ноября 0..-2 С
День 22 ноября 0..-2 С
Вечер 22 ноября -3..-5 С
подробнее

Интересное

История посёлка Кажим
История посёлка Кажим
История посёлка Кажим и Кажимского завода
Подробнее >>

Очерки истории Кобры (А.Н. Турубанов)

Очерки истории Кобры (скачать PDF)

А.Н. Турубанов

Исчезнувшее село.

Очерки истории Кобры

Москва 2017

УДК 94(470.13-22)

Турубанов А. Н.

Исчезнувшее село. Очерки истории Кобры.

ISBN 978-5-9909368-6-7

Вкниге, на протяжении всего периода функционирования Кобры, рассматриваются, в основном на архивных материалах, наиболее важные и малоизученные аспекты жизни жителей села.

Монография адресована исследователям и всем тем, кто заинтересован в преодолении идеологических стереотипов в изучении истории нашего края.

Рецензенты:

д-р ист. наук, профессор Сыктывкарского государственного университета им. П.А. Сорокина

В. А. Семенов

д-р экон. наук, профессор Института социально- экономических и энергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН

В. А. Иванов

УДК 94(470.13-22)

ISBN 978-5-9909368-6-7

© Турубанов А. Н. 2017

2

Содержание

Введение

4

Дореволюционная Кобра

7

Первые годы советской власти

18

На переломе

28

В годы лихолетья

54

Кобра в послевоенные годы

66

а) Колхозная деревня в 1946 – 1958 гг.

66

б) Дела совхозные

75

Вместо заключения

81

Основные источники и литература

86

Приложения

92

Рецензии

124

Сведения об авторе

126

3

Введение

Известный вологодский историк-аграрник П. А. Колесников отмечал, что 60 – 70-е годы ХХ века в Вологодской области ежедневно «выводилось» из оборота, а точнее «запускалось» 120 гектаров сельхозугодий. Примерно такая же ситуация наблюдалась и на территории современной Республики Коми. Конкретно этот процесс можно проследить на примере истории функционирования небольшого коми села Кобра.

История села не была еще предметом специального исследования, хотя отдельные факты жизни жителей этой местности были предметом изучении таких краеведов, как Котков П.Н. и Костин И.К. Их перу принадлежат малотиражные издания, а также статьи, опубликованные в различных издательствах страны1. Ветеран войны и труда П. Н. Котков посвятил свои работы в основном изучению истории трудового подвига коберцев годы лихолетья, а также частично боевым подвигам воинов из Кобры на фронтах Великой Отечественной войны. Им же проведена большая работа по выявлению судьбы воинов из Кобры, пропавших без вести. И. К. Костин в своей основной работе, указанной выше, ввел в научный оборот значительную информацию, в основном личного характера, по основным этапам истории

1Котков П.Н. «Труженики тыла и фронта с. Кобра Койгородского района в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945 гг.» // 50 лет Победы советского народа в Великой Отечественной войне. 1941 – 1945 гг. (Республика Коми в годы Отечественной войны). Мат. науч. конф. 4, 5 апреля 1995 г. – Сыктывкар, 1995; Он же «История страны в истории жизни одного села» - Сыктывкар, 2004; Он же. «История страны в истории жизни одного села (изд. втор. доп.). – Сыктывкар, 2005; Костин И.К. «Автобиография», Санкт-Петербург, 2016 и др.

4

села за время его функционирования.

Исходя из вышесказанного, можно заключить, что история села Кобра не получила адекватной оценки в исторической литературе.

Источниковой базой данной работы являются архивные документы, хранящиеся в государственных и муниципальных архивах Республики Коми, а также воспоминания тружеников тыла и фронта, опубликованные в периодической печати, а также записи автора во время бесед с жителями села Кобра.

ВНациональном архиве Республики Коми нами изучены дела партийной и комсомольской организаций села Кобра, сельского совета, колхоза «Искра», советских и хозяйственных структур Визингского (Сысольского) и Койгородского районов, таких архивных коллекций, как «Межведомственная комиссия по лесозаготовке при Коми облисполкоме», Президиумов Коми облисполкома и Верховного Совета Коми АССР, других организаций.

Вработе использованы материалы историко- демографического справочника «Населенные пункты Республики Коми (автор И.Л.Жеребцов), массово- политического издания «Труженики тыла. Койгородский район», а также имеющиеся документальные издания, в том числе официальных органов власти и управления.

К особой группе источников можно отнести и материалы передвижной выставки «История страны в семейных реликвиях» (страницы истории села Кобра), подготовленной к 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг., а также данные, выявленные в различных статьях и очерках, опубликованных

5

впериодической печати. Весь этот комплекс документальных источников позволил реализовать основной замысел работы

– на примере истории Кобры – показ сложных социально- экономических процессов, происходивших на территории села на протяжении всего периода его функционирования.

Автор книги выражает глубокую признательность работникам архивов, библиотек и музеев Республики Коми за помощь и содействие в работе по выявлению и сбору фактического материала для написания этого труда. Особую благодарность автор выражает коберским ветеранам войны и труда, которые много дали нам, чтобы эта книга получилась. Самые искренние слова признательности адресую также техническим редакторам редакционно-издательского отдела Института языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН Т.А. Лапиной, Э.Н. Ануфриевой и Е.В.Размысловой за качественный набор текста монографии.

Благодарю рецензентов – доктора исторических наук, профессора В.А. Семенова и доктора экономических наук, профессора В.А. Иванова за замечания и пожелания, которые помогли улучшить это издание.

6

Дореволюционная Кобра

Современники в XIX веке территорию Коми края считали «малопривлекательной для жизни в силу суровых климатических условий». В сборнике «Живописная Россия» отмечалось: «Устроится после тяжелой борьбы с природою небольшая крестьянская община на одном из полого- возвышенных, сравнительно сухих островов влажного лесного океана и расчистит удобное, но ограниченное тесными пределами пространство, неминуемо размножится на своем небольшом оазисе, но оазис этот сделается мало-по-малу не столько тесным, что уже не может прокормить своего не в меру сгустившегося, хотя слабого численностью

населения...»

Территория водного бассейна реки Кобра интенсивно использовалась в качестве промыслового угодья жителями Лузской Пермцы уже с конца XV века. Это утверждение основывается сведениями из жалованной грамоты Ивана III жителям Перми Вычегодской 1485 года.1 Но в этом документе есть еще одно интересное сообщение:

«А што угодеи на реке Кобры и на Летской и на реке Маломы до реки Карсноя и до Чемиолины, то наше жалованье людям Лусские Пермцы на бедность, и сысоленом и ужговцом

втое реки не входити ни во что». Однако ужгинские сиряне, жители верхнесысольских селений Коми края, а также население Верхокамья в течение последующих двух столетий

1См. раздел «Документы». 1. «По письму Гаврилову...», опубликованный в книге «От первобытных стоянок – к городам. Очерки истории заселения Республики Коми с древнейших времен до конца XX века (Авторы – И.Л. Жеребцов, Н.П. Безносова, Д.В. Вишнякова. Н.М. Игнатова и др. Сыктывкар, 2014, с. 208-213.

7

(XVI-XVII вв.) активно охотились и рыбачили в верховьях реки Кобра, то есть, «не соблюдали» это указание великого князя.

Здесь в этот период происходили важные изменения

всоциально-экономическом развитии региона: возрастала численность населения, увеличилась заселенность территории, постепенно снижалось значение охоты и рыболовства, как основных отраслей хозяйства, а роль земледелия и животноводства в жизни местных жителей росли.

Впервой половине XVIII века на территории Коберского водного бассейна и в том числе в верхней его части, появились первые постоянные мигранты. С этого периода в данном районе Комикраясталабыстрорастичисленностьпостоянныхжителей, связанная, в первую очередь, с внутренней колонизацией этого региона. Первопоселенцы Кобры носили фамилии Тебеньков, Туробанов (Турубанов), Костин, Котков, Шемяков. О первом упоминании как о населенном пункте Кобра мы можем судить по материалам сказок второй Всероссийской ревизии 1745-1747 гг. К сожалению, в силу отсутствия документов, мы не можем привести данные о численности жителей этого поселения. В последующие годы, то есть между II и III ревизиями (1747- 1763 гг.) численность населения в целом по Сысоле* возросла на 20 %**1. В экономических примечаниях к Генеральному межеванию 1784 г. в Кобре были зафиксированы 29 дворов

с158 жителями (86 мужчин и 72 женщины). Это было уже

*Жителей Кобры мы относим к сысольскому населению, так как коберское поселение комплектовалось, как об этом уже указывалось выше, в значительной мере выходцами из верхнесысольских волостей. – А.Т.

** Как известно, коберское поселение уже в первой половине XVIII века входило в состав Койгородской волости – А.Т.

1 История Коми с древнейших времен до современности. Том первый, 2-е изд., исправ. и допол. Анбур, Сыктывкар, 2011, с. 223.

8

крупное поселение того периода.

Из материалов первой таблицы видно, что за первое столетие численность населения Кобры возросла более чем

Таблица 1 Численность населения и количество крестьянских хозяйств

в селе Кобра в дореволюционный период

 

Жители

из них

 

Крестьянские

Годы

 

 

 

хозяйства

 

 

 

(человек)

мужчин

 

женщин

 

 

(единиц)

 

 

 

 

 

1784

158

86

 

72

29

1859

375

190

 

185

41

1892

439

225

 

214

нет свед.

1916

409

193

 

216

78

Таблица составлена по: И.Л. Жеребцов. Населенные пункты Республики Коми. Историко-демографический справочник. М. «Наука»,

2001 г., с. 200, 306, 385, 391, 450, 451.

в2,7 раза (по сравнению с 1916 г. – примерно в 2,6 раза). Это снижение темпов роста жителей Кобры можно объяснить их выездом как за пределы Коми края, главным образом в сибирские губернии, так и с призывом мужского населения

вармию в годы I мировой войны. Анализ приведенного цифрового материала также показывает, что темпы роста численности мужчин и женщин по отдельным1 периодам были неодинаковы. Так, например, за первые 75 лет, т.е. с 1784

1 И.Л. Жеребцов. Населенные пункты Республики Коми. Историко- демографический справочник. М. «Наука», 2001, с. 200.

9

по 1859 гг. их число возросло почти в 2,4 раза, а за последние полвека – только в 1,1 раза. Одновременно наблюдались различия в росте численности жителей по полу: темпы роста женского населения были выше, чем лиц противоположного пола.

Как известно, изменения в численности жителей отдельно взятого поселения тесно связаны как с

особенностями социально-экономического развития конкретного населенного пункта, так и природно- климатическими условиями хозяйствования, в данном случае коберских жителей. Приступая к анализу социально- экономического развития села Кобры, необходимо указать на основные занятия жителей этого северного поселения: земледелие, скотоводство, разнообразные неземледельческие занятия (промыслы). В начале надо отметить, что по меткому замечанию известного историка А.Я. Ефименко, для северного земледелия, характерно, в среднем на каждые 10 лет, три года полного неурожая, три года посредственного и четыре года хорошего урожая. Однако во второй половине XVIII века в целом по России не отмечались экстремальные природные явления, в результате чего «хозяйственное положение» населения страны, в том числе и в Коми крае

вцелом, «стабилизировалось», в первую очередь, из-за относительно благоприятных климатических условий. Кроме того, на территории Койгородской волости, в составе которой было поселение Кобра, во второй половине 18 века возникли промышленные предприятия – Кажимский и Нючпасский железоделательный и чугунолитейный заводы.

10

На этих производствах, особенно на подсобных работах*, стал применяться труд местных жителей верхнесысольских сел и деревень Коми края, в том числе и жителей села Кобра. Одновременно, на территории Коберского поселения имелось достаточномногосвободныхземельдлярасширенияпахотных

исенокосных угодий. Кроме того, наличие огромных лесных массивов, где водилось довольно много пушного зверя и птицы, позволяло жителям Кобры заниматься промысловой охотой на белок, зайцев, лисиц, медведей, рябчиков, тетеревов, а также ловлей рыбы для собственного потребления.

Сростом производственных мощностей Кажимских заводов возникла потребность вывозить производимую продукцию на этих предприятиях не только на внутренний, но и на внешний рынок. Значительную часть производимого чугуна и железа владельцы Кажимских заводов стали вывозить через пристань** села Кобры на юг – по рекам Кобра, потом Вятка, Кама и Волга. К сожалению, мы не располагаем конкретными данными о размерах судостроения в селе Кобра, но по имеющимся косвенным данным мы можем утверждать, что коберские мужики умели строить не только лодки для собственного употребления, но и большие суда для перевозки продукции Кажимских заводов. Кстати, надо отметить, что по свидетельству современников, основное количество железа и железных изделий, производимых в Кажиме, вывозилось к

*К подсобным работам относились добыча руды, рубка леса, выжигание древесного угля и доставка этой продукции на заводы – А.Т.

** Во второй половине 18 века в Коми крае возник новый вид промысла – лесообработка: на территории края появились определенные центры речного судостроении, соответственно, возросли объемы вырубки лесов для этого производства. Крестьяне указывали, что лес идет «не только на домовое, но и на судовое строение» и одним из них явилась Коберская пристань.

11

Нижнему Новгороду*1 с Кобринской пристани.

По нашим данным, промышленная заготовка леса в бассейне реки Кобра началась в начале 60-х гг. 19 века. Уже в лесозаготовительный сезон 1867/1868 года было заготовлено

вбассейне этой реки для сплава в Вятскую губернию 4750 сосновых деревьев длиною от 10 до 24 аршин, толщиною от 5 до 7 вершков или около трети всей древесины, вывезенной в Усть- Сысольскомлесничестве**2.Впоследующиегодыидесятилетия объемы заготовки древесины в Кобре непрерывно возрастали. Достаточно сказать, что в 1910 г. примерно 13% всей древесины, вывозимой в Усть-Сысольском уезде, было заготовлено коберскими мужиками***. Этот факт подтверждается данными вятского лесопромышленника И.Ф. Докучаева, приводимого им

всвоем письме, где он утверждал, что 15 коберских крестьян, получив отказ в увеличении зарплаты за сплотку леса (2463 бревна), сорвали сплав этого навигационного года. По его подсчетам, производству был причинен убыток в сумме 3 тыс. руб.3

Изучение повседневности дореволюционной деревни,

втом числе и села Кобра, показывает, что вся жизнь сельчан

* На наш взгляд, эти сведения можно отнести только на период с конца 18 и до начала

19 вв. – А.Т.

1 М.А. Мацук, В.В. Шаньгина. Торговля и пути сообщения в Коми крае в XIX веке. – Сыктывкар, 1966, с. 52.

**К середине XIX в. в состав Усть-Сысольского лесничества вошли практически все лесные площади южной части Коми края – А.Т.

2 Леса и лесная промышленность Коми АССР. М.-Л. 1961, с. 216.

*** На наш взгляд, в течение более чем за полстолетие в составе лесных рабочих, занятых на заготовке древесины в верховьях реки Кобра, была занята часть жителей рядауездовцентральныхгубернийРоссии,таккакосновнымилесопромышленниками

врегионе были частные предприниматели Вятки, Нижнего Новгорода, других городов страны – А.Т.

3 Подсчитано по: О. Е. Бондаренко, Г.А. Князева, А.Н. Турубанов «Лесной комплекс Республики Коми в XX веке». Сыктывкар, 2004, с. 28; История Коми ... т. 2, с. 52.

12

была связана с заботой «о хлебе насущном». Однако, имея значительные пустующие земли и низкую плотность населения, сельчане Кобры ощущали недостаток в пригодной для сельскохозяйственной обработки земли. Вот поэтому на территории коберской крестьянской общины расширение пахотных и сенокосных угодий шло за счет расчистки лесных пространств в основном в крестьянской даче. Но в значительной мере эта работа осуществлялась самовольно,

втом числе и в казенных лесах. Основными зерновыми культурами в Кобре была ячмень, рожь и овес. Однако урожайность этих культур была низкой. В «Описании Усть- Сысольской округи» 1880-х гг. отмечалось: «Урожай хлеба бывает, когда от холодности не произойдет вреда, ржи от 5 до 6, ячменя и овса от 3 до 5 и более четвертей на каждую посеянную четверть».

Во второй половине XIX в. в Кобре начало успешно распространяться новая продовольственная культура – картофель, а выращиванием технических культур – льна и конопли в селе начали заниматься значительно раньше, однако это производство носило преимущественно потребительский характер и, на взгляд исследователей Республики Коми, «не обеспечивало потребности населения в полной мере».

Земледелие в Кобре было тесно связано скотоводческой отраслью крестьянского хозяйства. В деревне держали лошадей,крупный рогатый скот,овец, внебольшомколичестве свиней. Имеющиеся источники не позволяют определить поголовье скота в дореволюционной Кобре, но известно, что основная масса сельчан держала скот в ограниченном количестве, в основном из-за отсутствия достаточной

13

кормовой базы. В целом, земледелие и скотоводство в Кобре носили преимущественно потребительский характер, а убыточное сельское хозяйство не обеспечивало основную массу сельчан необходимыми средствами существования и деньгами для уплаты разнообразных налогов. Вот поэтому неземледельческие занятия жителей Кобры получили широкое распространение: сельчане стали искать дополнительный заработок за пределами своего постоянного местожительства. По мнению местных исследователей, неземледельческие занятия населения Коми края приносили жителям региона основной доход, превышающий прибыль от сельского хозяйства. На наш взгляд, этот вывод можно распространить и на жителей села Кобра.

Как уже указывалось выше, сельчане Кобры занимались изготовлением лодок, их обслуживанием, лесным производством (не только рубка леса, но и его сплав по реке Кобре), извозом, а также на подсобных работах в Кажиме и «Нючпасске» (народный термин, здесь имеется

ввиду – «Нючпасский железный завод с пятью рудными местами», владение заводчиков великоустюжских купцов Ивана Яковлева сына Курочкина и Олександра Федорова сына Юринского...»; Завод начал работать в 1759 году, ликвидирован в 1926 году).

Снабжение населения, колониальными (имеется в виду сахар, керосин, ситец, другие необходимые предметы хозяйственного обихода и продукты питания) товарами осуществлялось в значительной мере через русские селения не только Слободского уезда Вятской губернии. Как известно, десятилетия сельчане Кобры были связаны по рекам Кобры, Вятки, Камы и Волги жителями Волжского бассейна: совместная работа по заготовке и сплаву леса, торговые связи,

14

например по реализации пушнины, частично соленой рыбы

ит.д. В целом, промыслово-аграрный характер экономики крестьянских хозяйств Кобры преобладал.

Сучетом всего этого, материальное положение жителей села Кобры мало отличалось от условий жизни жителей южных волостей Коми края. Но в целом, крестьянские хозяйства Кобры в дореволюционный период изменились и изменились не в лучшую сторону. В чем это выразилось? В первую очередь, надо сказать, что достигнутые результаты в сельскохозяйственном секторе крестьянской экономики определялись повышением напряженностью труда. Конкретный пример о результатах работы середняка Кобры

– Турубанова Афанасия Захаровича. Как вспоминала моя мама, Антонида Афанасьевна, мой дедушка, Афанасий Захарович, был очень и очень трудолюбивым человеком. Еще до 1917 года он успел построить новый дом, рядом со старым, ежегодно расширял запашку, возделывал новины, занимался извозом. Моя бабушка, Анна Егоровна, большая выдумщица в жизни, частенько во время ужина подсыпала в ложку мужа, которую он подносил ко рту, засыпая «на ходу», соль. Мой дед, проглотив суп и почувствовав его горечь, громко возмущался такими «проделками» своей жены.

Афанасий Захарович прожил немногим более полстолетия (умер в 1917 г.), надорвался на тяжелой крестьянской работе, но своему старшему тринадцатилетнему сыну Василию Афанасьевичу оставил хозяйство, которое в 1930 г. было обобществлено и передано в колхоз «Искра».

Во-вторых, появились возросшие возможности «подзаработать» на стороне: как уже указывалось выше, в верховьях реки Кобра развернули свою заготовительную деятельность лесопромышленники центральных губерний

15

страны, да и можно было выехать на ближний промысел – на Кажимские заводы: продолжать жечь уголь, копать руду, заниматься их доставкой на действующие промышленные предприятия Коми края.

Таким образом, заработок на неземледельческих занятиях составлял значительную часть доходной части семейных бюджетов жителей Кобры. Это способствовало более или менее достойному уровню жизни сельчан. Однако

вгоды первой мировой войны уровень жизни жителей Кобры также снизился. Во-первых, значительная группа здоровых мужчин была призвана на военную службу, во-вторых, значительно возросли налоги и натуральные повинности, а побочные заработки, наоборот, снизились. В Кобре уменьшилось количество лошадей, крупного рогатого скота*, соответственно – урожайность полей в основном из- за недостатка местных удобрений – навоза.

Вгоды войны ухудшились транспортные связи Кобры не только с волостным центром (Койгородок), но и с русскими селами Слободского уезда Вятской губернии. Все это вызвало трудности в снабжении жителей села промышленными и продовольственными товарами и, прежде всего, хлебом**.

Вцелом, в дореволюционной Кобре условия жизни и быта жителей села были суровыми. Это касалось не только

сельчан, занятых на сельскохозяйственном производстве,

*В целом по Усть-Сысольскому уезду в период между двумя переписями (1916 и 1917 гг.) поголовье крупного рогатого скота сократилось на 15,6%, коров – на

19,3% - см. История Коми ... т.2,с. 127.

** Как известно, население южных волостей Усть-Сысольского уезда обеспечивалось своим хлебом «не менее чем на половину» - см. История Коми ...

т.2, с.72. На наш взгляд ситуация в Кобре в обеспеченности хлебом жителей села была на таком же уровне – А.Т.

16

но и на отхожих промыслах. О тяжелом положении лесных рабочих профессор Нестеров на XII Всероссийском съезде лесовладельцев и лесохозяев отметил: «Если кто хочет определить значение лесопромышленности для местного населения, пусть приходит к тем «бескрестным» могилам, которыми усеян её «район действия», пусть подсчитает хоть

водной волости всех слепых и ослепевающих, которым лесопромышленный дым глаза выел...»1

* * *

1 Протоколы XII Всероссийского съезда лесовладельцев и лесохозяев в Архангельске. – Архангельск, 1912, с. 58.

17

Первые годы советской власти

«Триумфальное шествие советской власти» в Кобре началось после решения первого Усть-Сысольского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 10-20 марта 1918 г. «о ликвидации в уезде всех волостных земств

иобразовании вместо них Советов крестьянских депутатов». Местные исследователи утверждают, что «во всех волостях» Усть-Сысольского уезда Советы крестьянских депутатов были образованы в марте-апреле 1918 г. В селе Кобра сельский Совет так же был создан, однако точной даты организации этого органа местного самоуправления не удалось установить. В то же время известно, что в 1919 г. Коберский сельсовет уже регистрировал браки между жителями села*.

Впервые годы своей деятельности сельские советы не имели четких указаний о своих правах и обязанностях. Только в 1924 г. на II сессии ВЦИК XI созыва было принято «Положение об уездных, волостных и сельских советах». Однако и на сей раз права и обязанности местного низового органа власти конкретно не были указаны, хотя первые шаги все-таки были сделаны, например, сельский совет «заботится об улучшении культурно-хозяйственного быта всего трудящегося населения села и содействует организации взаимопомощи и кооперированию трудового населения»1. В очередном постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 23 июля 1927 г. «О пересмотре прав и обязанностей местных органов

*См. Каталог выставки «История страны в семейных реликвиях» (Страницы истории села Кобра). Сыктывкар, 2004, с. 11.

1Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства

(в дальнейшем – СУ...). М., 1924. ст. 827, с. 1173-1174.

18

советского управления» были расширены права и обязанности уездных, волостных и сельских советов в решении, в частности, финансовых и хозяйственных вопросов местного значения1.

Вдальнейшем большое значение в советском строительстве в Коми крае имела внутриобластная административная реформа: взамен волисполкомов и административных уездов в Коми автономной области были созданы сеть сельских советов и экономически целостных районов. Выборы в новые сельские советы были проведены

виюне-июле 1929 г. На этой выборной компании приняли участие 55,5% избирателей села Кобры, в том числе 60% мужчин и 51% женщин. Председателем Коберского сельсовета был избран Тебеньков Иосиф Васильевич*, секретарем – Турубанов Прокопий Афанасьевич.

На заседании Президиума Коми облисполкома 23 августа 1929 г. был рассмотрен вопрос «О правах сельских советов в области в связи с завершением внутриобластного районирования»: местные советы получили бюджетные права и ряд других прав и обязанностей ликвидированных

1СУ... 1927, № 79, с. 533.

*Тебеньков И.В. 1900 года рождения, беспартийный, середняк, член первого кооперативного объединения в селе Зинков. 30 марта 1930 г. на расширенном пленуме Коберского сельского совета он был «вычищен» по 3-й категории согласно постановления ЦИК и СНК СССР от 1 июня 1929 г. о чистке аппарата государственных органов, кооперативных и общественных организаций. Согласно инструкции НК РКИ СССР по проверке и чистке советского аппарата к третьей категории должны были отнесены лица, которых нецелесообразно использовать в дальнейшем на ответственных должностях, но которым может быть без вреда для советского государства предоставлена работа технического характера в этих же или других учреждениях и предприятиях. Тебеньков И.В. погиб в 1943 г. в боях против фашистской Германии - см. Государственное учреждение Республики Коми «Национальный архив Республики Коми» (в дальнейшем - ГУРК»НАРК» ф.р. 1408, оп. 1, д. 62, л. 6; ф.п.615, оп.1, д.2,л.49-51.

19

волисполкомов, тем самым начался новый этап функционирования этих органов управления1. В компетенции местных органов являлось исполнение простейших нотариальных и административных функций, осуществление сбора налогов, страхование, самообложение и т.д. С середины 1920-х гг. во всех советах стали функционировать секции- комиссии (сельского и лесного хозяйства, культурно- просветительные, торгово-кооперативные, финансово- налоговые).

Вжизни коберских жителей были свои трудности и радости. В первую очередь надо сказать, что территорию Коберского сельсовета миновали «бури гражданской войны 1918-1920 гг.» Однако «уйти» от последствий первой мировой и гражданской войн не удалось: в основной отрасли народного хозяйства села – в земледелии – наблюдался упадок: вследствие отвлечения части мужчин от своего хозяйства и сокращения поголовья скота произошло ухудшение обработки полей и, соответственно, падение урожайности. В целом по Коми краю валовой сбор основных полевых культур в 1921 г. по сравнению с 1917 г. сократился почти наполовину, а поголовье скота – примерно на треть2.

На наш взгляд, экономика крестьянских хозяйств Кобры находилась в лучшем состоянии, чем в целом по Коми краю.

Впервой половине 1920-х годов уменьшилась численность жителей Кобры, занятых на неземледельческих промыслах, так как лесозаготовки как основной вид

неземледельческих занятий сельчан в дореволюционный

1ГУРК «НАРК», ф.р. 3, оп. 1, д. 298, л. 44,75.

2 История Коми… , т.2, с. 323.

20

период, на территории Коберского сельского совета в 1917- 1926 гг. не осуществлялись и возобновились только в лесозаготовительный сезон 1926/27 года*1.

Одновременно, в период новой экономической политики, перед жителями Кобры стояла задача возродить сельскохозяйственное производство в довоенных масштабах. Мы полагаем, что результаты в развитии сельского хозяйства

вКобре не уступали общеобластным показателям**. В селе постепенно росли посевные площади, поголовье скота. Жители Кобры, как и в целом по Коми АО, платили налоги (до 1923/1924 бюджетного года в основном натуральной форме), выполняли разнообразные повинности. В Кобре, как и в других

местностях края,

возникли

разнообразные

организации

и, в частности,

комитет

крестьянской

общественной

взаимопомощи (ККОВ), потребительское общество, как общественно-хозяйственная структура. Как отмечалось нами

в«Очерках истории потребительской кооперации Республики Коми» во многих отдаленных местностях края (имеется в виду Коми АО) создание потребительских «лавок» стало «зарождением новой формы общественного движения».

Вжизни селян Кобры важное место занимала первая общественно-политическая организация в деревне – ячейка Всесоюзной Ленинской Коммунистической Союза молодежи

*В этот сезон по линии Волгокаспийлеса, одной из лесозаготовительных

организаций, функционирующих на территории Коми края, шли только подготовительные работы, в частности, выделение лесосек, завоз продуктов питания и т.д. – А.Т.

1Лесная промышленность Коми АССР. Сб. док. 1917-1960 гг. – Сыктывкар, 1989,

с. 52.

** В региональной исторической литературе отмечается, что в 1925 г. общий размер посевных площадей достиг довоенного уровня – А.Т.

21

(ВЛКСМ). По нашему предположению, комсомольская организация в Кобре была организована в середине 20-х годов прошлого столетия и одними из первых комсомольцев явились двадцатилетние молодые активисты Костин Григорий Васильевич и Турубанов Василий Афанасьевич (см. приложение 1). Круг интересов этой организации молодежи был довольно широк: начиная с вопросов развития сельскохозяйственного и лесного производств в деревне, до ликвидации неграмотности и малограмотности населения села. Вместе с тем, многие проблемы сельской жизни решались очень не просто, хотя бы взять такой вопрос, как ликвидация неграмотности как взрослого населения, так

идетей школьного возраста. По архивным документам Коберской комсомольской организации1 можно проследить работу этого общественного объединения по организации ликбеза в данной местности. Например, по инициативе комсомола в Кобре были организованы школа-передвижка, кружки политической учебы и т.д. Однако успехи ликвидации неграмотности до середины 20-х годов в Кобре были незначительными. По данным Всероссийской переписи населения 1926 г. грамотность населения Койгородской волости* составила всего 43,79%2.

1См. ГУРК «НАРК», ф.п. 80, оп. 1, д. 4 /Переписка Койгородского волисполкома ВЛКСМ с Коберской ячейкой с 1927 по 1929 гг./ * Как известно село Кобра входило в состав Койгородской волости. На наш взгляд, уровень

грамотности коберских жителей был не ниже, чем в целом по волости, тем более, что в Кобре еще до революции работали знающие свое дело преподаватели, в частности, такой педагог, как Богданов А.Ф, который в последствии стал первым директором Коми пединститута. Кстати, в Коберской церковно-приходской школе, открытый еще в 1911 г., училась один год моя мама, Турубанова Антонида Афанасьевна, которая потом свободно читала и писала письма на русском языке. Она жаловалась всю жизнь, что ей не удалось больше учиться. Её мама, Анна Егоровна говорила своей дочери: «Коми язык ты и так знаешь, надо помогать по дому» и не послала ее на следующий год в школу. Как известно, в 1919 г. все школы первой ступени в Коми крае перешли к обучению на коми языке. – А.Т.

2 Таскаев А.М. Уровень грамотности населения в Сысольском уезде Коми автономной области по материалам Всесоюзной переписи населения 1926 г. // Социокультурные аспекты развития северных территорий (Республика Коми. История и современность) Сб. ст. Сыктывкар, 2015, с. 66.

22

Вторым общественным объединением в Кобре явилась профсоюзная первичная организация Койгородского волостного комитета Коми областного союза «Всеработземлеса»*. В составе этой организации были как служащие Коберского лесоучастка (позднее - учлеспромхоза) Вятской конторы «Волгокаспийлеса», так и работники, в основном сезонники Коберского и Нагорского сельсоветов, занятые в лесной промышленности на территории села Кобра. Как сообщал председатель рабочкома Коберского учлеспромхоза Н.Ф. Клинцов в начале 1929 г. в профсоюзной организации насчитывалось около 90 чел., однако 56 человек из них не платили взносы почти в течение пяти месяцев1. Роль профсоюзной организации в решении хозяйственных вопросов, в улучшении культурно-бытовых условий работников лесной отрасли Кобры, к сожалению, не удалось точно выяснить, но досконально известно, что уже в первые месяцы функционирования этой организации были созданы производственное совещание, культурно-бытовая комиссия, ряд других структур данного общественного объединения.

Партийная организация ВКП(б) в Кобре была создана (утверждена) в конце 1929 г. До этого периода коммунисты деревни были объединены в кандидатскую группу (см. приложение 2), которая мало что могла сделать для координации «усилий общественных организаций по улучшению культурно-хозяйственного быта» трудящихся села.

Вцелом, к середине 1920-х годов крестьянские хозяйства

* Всероссийский союз работников земли и леса.

1ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 14, л. 10.

23

Кобры окрепли, наблюдалось «осереднячивание сельского общества». Например, в 1930 г. в Кобре насчитывалось 36 бедняцких хозяйств, 67 середняцких дворов и 4 зажиточных

всего 107 хозяйств1. Таким образом, свыше одной трети крестьянских хозяйств Кобры были маломощными, более 62% - середняцкими. У нас есть еще один документ – это протокол заседания лесной комиссии Коберского сельсовета* по распределению бесплатного леса гражданам села Кобра от 13 декабря 1928 г. Председатель собрания Клинцов Николай Фомич (член Койгородского волисполкома**) в своем выступлении отметил, что бесплатный лес выделяется, в первую очередь, беднякам – маломощным хозяйствам. На этом собрании было распределено 718 деревьев 20-ти крестьянским семьям (См. Приложение № 3).

Вжизни сельчан Кобры со второй половины 20-х гг. 20 в. большое значение имела переориентация общегосударственной промышленной и аграрной политики в

СССР, в частности, в стране наметился курс «на постепенную переориентацию индивидуального крестьянского хозяйства к кооперативному».

Жители Кобры старались не отстать от общих тенденций развития экономики крестьянских хозяйств в стране. В декабре

1ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 14, л. 10.

*На заседании комиссии присутствовали объездчик 5-го объезда Турубанов М.А., председатель Коберского сельсовета Турубанов И.Н., представители пяти деревень села – А.Т.

** Клинцов Н.Ф. 1899 года рождения, уроженец села Койгородок, член партии с 1925 г. был направлен в Кобру в 1928 г. для «постановки» работы общественных организаций села «на должную высоту», в том числе и по сбору денежных средств по самообложению. На организационном заседании Коберской кандидатской группы (протокол № 1 от 5 декабря 1928 г.) был избран секретарем кандидатской группы.

24

1927 г. в деревне Зинково*, в Коберском сельском совете, была организована первая сельскохозяйственная артель** в составе 15 хозяйств*** (весной 1928 г. один член кооператива выбыл из его состава) или около 84% всех дворов в деревне1. Этот первый опыт кооперативной жизни жителей Кобры являлся важным для последующих шагов кооперативного движения в селе. В акте проверки работы Коберской артели (Зинковской) от 18 декабря 1928 г. отмечались первые результаты годичной работы трудового коллектива, в частности, в строительстве амбара для хранения сельхозмашин (имелась одна льномялка)

исемян. В планах работы сельхозартели было предусмотрено расширение пахотных земель за счет поднятия целины, развитие льноводства2.

Вместе с тем, жители села испытывали все «напасти» этого периода в деревенской жизни страны. В первую очередь надо сказать, что кроме единого сельскохозяйственного налога сельчане Кобры платили еще самообложение, которое проводилось аж с 1924 г. «для удовлетворения имеющих общественное значение местных культурных и хозяйственных нужд сельского населения» (строительство школ, больниц, дорогипр.).Какизвестно,самообложениебылодобровольным соглашением, однако уже постановлениями ЦИК и СНК

СССР от 24 августа 1927 г. и 24 августа 1928 г. были внесены

*По материалам Всероссийской переписи населения 1926 г. в Зинкове насчитывалось 18 единиц крестьянских хозяйств (см. И.Л. Жеребцов, Указ. соч. с. 200).

**На наш взгляд, это было товарищество по совместной обработке земли – А.Т.

***По социальному составу артель состоял из 8 бедняков, 5 середняков и 2 «крепких» середняков, членов партии – 2 чел., ВЛКСМ – 3 чел. – см. ГУРК «НАРК» ф.п. 615, оп. 1, д. 2, л. 75. – см. приложение№4

1 ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 2, л. 75; И.Л. Жеребцов, Указ. соч. С. 200. 2 ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 2, л. 75.

25

существенные изменения в «принципы добровольности» самообложения. Самым важным являлось, на наш взгляд,

указание: «Недоимки по самообложению взыскиваются сельсоветом в административном порядке1*.

Далее, в сентябре 1929 г. Коми областной комитет ВКП(б) принял решение о проведении обязательных государственных хлебозаготовок в трех районах области (Визингском, Прилузском и Сыктывкарском). Для Кобры тоже был спущен план хлебозаготовок. С большим трудом жители села этот план выполнили и комсомольской организации села (секретарь Коткова М.А.) было поручено партячейкой Кобры организовать «красный обоз» для доставки собранного зерна в Койгородок2.

Как уже указывалось выше, в лесозаготовительный сезон 1926/27 гг. в Кобре начались подготовительные работы по возобновлению лесозаготовок на территории Коберского сельского совета**. В течение последующего года была проведена работа по строительству избушек (бараков), лесовозных дорог, а также отвод делянок, клеймение, подготовка младшего технического персонала, другие мероприятия. В сезон 1928/1929 годов начались «полноценные» работы по разработке лесных ресурсов в

1Собрание законов и распоряжение рабоче-крестьянского правительства СССР.

1927. № 51. ст. 509.

* Как уже указывалось выше, направленному в Кобру члену Койгородского волисполкома Клинцову Н.Ф. была поставлена основная задача – всемерно способствовать сбору денежных средств по самообложению от жителей Коберского сельского совета – А.Т.

2 ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 5, л.3.

** По данным секретаря Койгородского волостного комитета ВЛКСМ в «Волгокаспийлесе» (имеется в виду в селе Кобра) в 1927 г. работали 57 чел. – см. ГУРК «НАРК» ф.п. 80, оп. 1, д. 8, л. 43.

26

бассейне реки Кобра. Вместе с тем, как обычно, в деятельности новоиспеченной организации были большие трудности. На собрании Коберской кандидатской группы ВКП(б) 22 декабря 1928 г. отмечалось, что создание материально-технической базы лесоучастка идет плохо, снабжение рабочих и служащих продуктами питания и промышленными товарами поставлено неудовлетворительно1 и, конечно, план первого года первой пятилетки не был выполнен2. Причины были разные, но в основном, организационного и технического характера. В первую очередь надо сказать, что строительные

илесозаготовительные работы в Кобринском лесоучастке не полностью были обеспечены рабочей силой. (См. Приложения №№ 5 и 6) Между тем, в связи закрытием Кажимского чугунолитейного завода в 1928 г. близлежащих предприятий, где можно было коберским крестьянам зарабатывать часть денег для уплаты налогов, не стало. Жители села Кобра однако неохотно шли на это лесозаготовительное производство; отсутствие механизации лесозаготовок, тяжелые условия труда и быта работников этой отрасли хозяйства, другие несуразности этого периода в жизни советских людей, не способствовали достижению желаемых результатов.

* * *

1ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 2, л. 6, 7, 13.

2 ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 5, л. 31, 32.

27

На переломе

Исследователь Г.Ф. Доброноженко в своей работе «Кулаки как объект социальной политики в 20-е – первой половине 30-х годов ХХ века (на материалах Европейского Севера России)», опубликованной в издательстве «Наука»

вСанкт-Петербурге в 2008 г. (стр. 454) указывает: «Подчеркнем следующую особенность в обосновании задач «социалистических преобразований сельского хозяйства» применительно в северной деревне: «необходимо подчинить коллективное движение успешному выполнению основной хозяйственно-политической задачи края – лесозаготовкам» и далее: «развитие колхозного движения и укрепление колхозов является ключом к разрешению крупнейшей проблемы края – обеспечению лесозаготовок организованной рабочей силой», т.е. колхозниками («Северный Краевой Комитет ВКП(б). О перестройке партийно-массовой работы». Сборник постановлений Крайкома ВКП(б). Архангельск, 1930. С. 38; Ленин туйoд (Ленинский путь). 1930, № 1, с. 16-20).

Как уже указывалось выше, в конце 1920-х годов сталинское руководство страны приступило к радикальной трансформации крестьянской экономики СССР. В Кобре, как и в целом по стране в 1930 г. началось создание новых сельскохозяйственных объединений – товариществ по совместной обработке земли (ТОЗы), в начале в деревне

Турбан, потом в Шутово и Катыде (Верховье).* В

*Одним из организаторов ТОЗа в Шутово и Верховье являлась учительница Коберской начальной школы Коткова Мария Апетовна. Между прочим, на общем партийном собрании против М.А. Котковой было выдвинуто обвинение, что она в ТОЗ не принимает бедняков, хотя заявления от жителей двух этих деревень

28

дальнейшем эти сельхозобъединения, включая артель

вЗинково, были реорганизованы в колхоз «Искра». Однако процесс коллективизации в Кобре шел с трудом. Неоднократно на общих партийно-комсомольских собраниях и бюро обсуждались вопросы «О культурно-хозяйственном переустройстве деревни – о коллективизации» (5 декабря 1928 г.), «О ходе вовлечения крестьян в члены ТОЗа» (7 января 1929 г.), «О коллективизации» (29 мая 1930 г.) и т.д. и т.п.1

По мнению одного из организаторов коллективного объединения в деревне Турбан Василия Афанасьевича Турубанова «при коллективизации» у нас не было перегибов»,2 однакоэтобыловсе-такинетак.Впервуюочередьнадосказать, что инициатор кооперативного движения в Кобре тоже попал

вопалу советской власти. Несмотря на то, что он прилагал все свои знания и умения развитию колхозного движения в селе Кобра, Василий Афанасьевич был репрессирован. В тезисной форме попытаемся рассказать о жизненном пути этого общественного и хозяйственного деятеля Кобры. Как уже указывалось выше, Василий Турубанов, оставшийся без отца в тринадцать лет, серьезно взялся за крестьянский труд и с помощью матери, Анны Егоровны, сумел сохранить доставшееся ему наследство: его двор не отличался от других хозяйств в деревне, а, может быть, и чем-то выделялся от соседей, так как рядом с новым домом, построенным еще отцом, Афанасием Захаровичем, сохранилось старое строение, где можно было еще как-то жить. В конце 20-х годов

имелись. В ответ Мария Апетовна утверждала, что «беднота заявлений не дает». – см. ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.6, л.39, 39 обр.

1ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.2, л.3, 3 обр., 34-35; д.5, л.37.

2 Там же, д.13, л.22.

29

часть помещений крестьянского двора Василия Афанасьевича арендовала Коберская контора «Волгокаспийлеса», потом находились в этом здании правление колхоза «Искра», изба-читальня и почта. В одночасье все это было порушено (см. приложение 7). В чем дело?! Может быть, на этот вопрос «ответят» нижеприведенные факты жизни Василия Афанасьевича: один из организаторов молодежного движения села, секретарь комсомольской ячейки (1927 г.), ряд лет – член бюро ячейки, потом выполнение различных поручений: уполномоченный по организации комсомольской артели на сплаве (1928 г.), слушатель производственно- лесозаготовительных курсов (1929 г.), в этот же год он был переброшен на должность приказчика, потом председателя Коберского потребительского общества.* В 1930 г. Василий Афанасьевич – один из активнейших членов Коберского сельского общества: член ревизионной комиссии сельсовета, руководитель местного отделения «ОСОАВИАХИМа» (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (сокращённо ОСОАВИАХИМ) — советская

общественно-политическая оборонная организация, существовавшая в 1927—1948 годы, предшественник ДОСААФ), делегат районной конференции общества потребителей и т.д. и т.п. В начале октября 1930 г. Коберская партийная ячейка подготовила список потенциальных выдвиженцев (активистов) из состава жителей Коберского

*21 апреля 1929 г. бюро комсомольской ячейки рекомендовало назначить Турубанова В.А. кладовщиком Коберской конторы «Волгокаспийлеса», однако Койгородский волостной комитет ВЛКСМ своим решением от 28 мая 1929 г. не утвердил Василия Афанасьевича в этой должности «как крепкого середняка». –

см. ГУРК «НАРК», ф.п. 80, оп.1, д.9, л.5.

30

сельского совета, куда был включен и Василий Афанасьевич (см. приложение № 8). 12 октября 1930 г. Коберская партийная организация приняла Василия Афанасьевича кандидатом в члены ВКП(б),1 как колхозника, активного общественника. Василий Афанасьевич ежегодно работал на лесозаготовительномпроизводстве,пользовалсязаслуженным авторитетом среди своих товарищей. На открытом партийном собрании Кобры 19 августа 1931 г. Василий Афанасьевич был избран кандидатом бюро партячейки.2

Как же в дальнейшем сложилась жизнь Василия Афанасьевича на ниве сельскохозяйственного и лесного производств? Как уже указывалось нами выше, все его семейное хозяйство в 1930 г. было коллективизировано: В.А. Турубанов вступил в ТОЗ деревни Турбан. Все имущество семьи постепенно было обобществлено: земля, часть скота и сельхозинвентаря. Жена Василия Афанасьевича, Ефросинья Лаврентьевна работала в колхозе, ухаживала за детьми, держала домашнее хозяйство, а Василий Афанасьевич зимой

ивесной был на лесозаготовительных и сплавных работах. Первое февраля 1931 г. Василий Афанасьевич был назначен избачом в Кобре. Из чего же «состояла» работа руководителя Коберской избы-читальни? Вот как об этом пишет Василий Афанасьевич в своем письменном отчете на партийном собрании 21 сентября 1931 г.: «Приступая к работе, первым делом, – поездки по баракам лесозаготовителей 50 квартала, где проводил собрания по ликвидации неграмотности, [далее]

собрания по сельскому потребобществу – по деревням

1ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.14, л.12.

2 Там же, л.14.

31

и7 делянке. 13 марта был направлен в 50-ю делянку для ликвидации прорыва комсомольской бригады, где работал на лесозаготовках до конца марта. После приезда в Кобру* – посевная кампания, потом на сплав, на Рoмашор, где работал 10 дней, потом кампания по сеноуборке. С первого июня

– работа по учету объектов обложения сельхозналогом на 1931 г. и проведение самого учета объектов самообложения, где он был избран членом налоговой комиссии; работа по исчислению сельскохозяйственного налога. [Далее] – хлебоуборочная кампания и повседневная работа по оказанию помощи сельскому совету, а также руководство в [Зинковском] колхозе.** 1

Колхозные дела в селе «шли» трудно. В резолюции открытого партийного собрания коммунистов Кобры 6 сентября 1931 г. по отчету председателя Зинковского колхоза Турубанова В.А. отмечалось, что в колхозе не решены многие проблемы, в первую очередь, формы организации и учета труда на колхозном производстве, вопросы трудовой дисциплины, особенно среди животноводов, распределение доходов, отсутствие практической работы членов ревизионной комиссии и правления колхоза. Партийное собрание обязало правление колхоза «Зинковский» устранить имеющиеся недостатки в работе, подготовить проектно-сметную документацию для строительства скотного двора2. На следующем партийном собрании В.А. Турубанова обвинили

*Первого апреля 1931 г. Василий Афанасьевич был избран председателем Зинковского колхоза. – см. ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.15, л.44-48.

** Стиль письменного отчета. – А.Т.

1 Там же, д, 15, л. 59.

2 ГУРК «НАРК», ф.п. 615,оп.1, д.15, л.47.

32

втом, что у него отсутствует «административная жилка»: скотницы не слушаются, члены правления не работают». В целом, у Василия Афанасьевича не стали, на наш взгляд, складываться отношения с представителями местной власти.* Как уже отмечалось выше, хозяйство Василия Афанасьевича было обобществлено**, в его доме размещались правление колхоза «Искра»,*** изба-читальня и почта. В письме секретаря Коберской партийной организации Матвеева В.Я. от 3 декабря 1931 г. отмечалось, что в пять часов утра «враги подожгли дом Турубанова В.А.».1 По мнению В.Я. Матвеева, «поджигая дом, принадлежащий кулаку Турубанову В.А., классовые враги думают с этим самым поднять волну и развалить колхозное село. Откуда это видно? Опишу. 30 ноября был созван президиум [Коберского] сельского совета, где была поставлена информация председателя колхоза «Турубановский» Турубанова Сергея Павловича «О состоянии колхоза». [Турубанов] Василий Афанасьевич, участвуя на президиуме, ушел с него (обругал президиум). На другой день вечером, то есть 1 декабря 1931 г. на общем собрании колхозников деревни Турубановской [он] поставил вопрос о разделе колхоза, то есть отделить Турубановскую от Зинковской, который существует с 1929 г.». В письме Матвеева В.Я. были приведены слова Василия

* Смотри об этом ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.13, л.21; д.14, л.55.

**В телеграмме из Кобры (см. приложение №7) дом В.А. Турубанова был назван помещением правления колхоза, так как «обобществлению» часто подвергались не только «скот, птица, инвентарь», но и «постройки» – А.Т.

***Еще 24 июня 1931 г. на бюро Коберской партийной организации был рассмотрен вопрос о подготовительной работе по объединению Турубановской и Зинковской сельхозартелей в одну единицу. – см. ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.15, л.28.

1 ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.14, л.37.

33

Афанасьевича на этом колхозном собрании: «Нам партия не нужна»; «Руководить партия не умеет»; «Бедняки – лодыри, они хотят жить на шее колхозников».

Далее в письме отмечалось: «На другой день, то есть 2 декабря было закрытое партийное собрание [в Кобре], где было вынесено решение о снятии [Турубанова В.А.] с должности председателя колхоза [Зинковский] и [он был] исключен из партии. [В] тот же вечер был отобран [у него] револьвер и был поставлен вопрос о переводе его хозяйства [в] кулацкое».1

Так «завершилась спокойная жизнь» В.А. Турубанова: он с чужим документом покинул Кобру, работал потом в городе Мураши, был призван в Красную Армию, прошел всю войну, стал офицером и закончил свой жизненный путь

вЛьвовской области, так и не побывал на своей родине – все еще боялся, что его могут снова репрессировать.

Итак, как уже отмечалось выше, на начало 1928 г. в селе Кобра существовало одно товарищество по совместной обработке земли, но в целом уровень коллективизации в селе был низок. Однако постепенно темпы колхозного движения возрастали, хотя этот процесс не был постоянным (см. таблицу 2).

1ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.14, л.37.

34

Таблица 2

Динамика роста коллективизации в Коберском сельском

совете в довоенный период*

 

Всего (единиц

Из них

%

Год (дата)

коллективизиро-

коллективиза-

хозяйств селе)

 

вано

ции

 

 

На 01.01.1928 г.

95**

15

15,7***

 

 

 

 

на 11.11.1930 г.

114

57

50

июнь-июль 1931 г.

114

22****

10,5*****

на 01.1933 г.

нет свед.

80

нет свед.

на 02.1934 г.

116

60

51,7

на 02-01.1939 г.

106

106

100

на 01.01.1940 г.

97

97

100

Как видно из материалов таблицы, колхозная «горячка» захватила и Кобру: половина хозяйств села была к осени 1930 г. коллективизирована.

Однако «выдержать запланированный темп коллективизации» в Кобре, как в районе сплошной коллективизации – до 100%, было возможно лишь с использованием прямого и практически неограниченного насилия в отношении крестьян. Как об этом пишет Г.Ф. Доброноженко, «основным методом давления на крестьян при проведении кампании по организации колхозов зимой

*Источник: И.Л.Жеребцов. Указ. соч., с.200; Исполнительный Комитет Совета депутатов трудящихся Сысольского района Коми АССР. Протоколы заседаний

(1929 – июнь 1941 г.). – Сыктывкар, 2011, с.269-272; ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.2, л.75; д.14, л. 26; д.18, л.4-6; ф.р. 3, оп.1, д.664, л.19; ф.р. 1408, оп.1, д.63, л.70. ** Данные переписи 1926 г.

*** Как уже указывалось выше, вначале в Кобре было организовано товарищество по совместной обработке земли.

**** Сведения без хозяйств, объединенных в ТОЗы.

***** С учетом хозяйств, объединенных в ТОЗы, – 89%. - А.Т.

35

весной 1930 г. стало раскулачивание или его угроза, создание атмосферы страха для ослабления сопротивления насильственному включению хозяйств в колхозы»1 (см. Приложение № 9).

«Ретивые» работники Кобры наметили раскулачить пять крестьянских хозяйств села,*2 из них три двора** из клана Шемяковых.*** Однако в ходе пересмотра списков кулаков3 Кобры хозяйства Шемякова И.И., Шемякова Н.В. и Шемякова П.В. были отнесены к группе середняков,4 а два хозяйства все же были причислены к группе кулаков (см. Приложение №10). Одновременно многие «единоличники» Кобры «выехали» из села, притом большинство из них в неизвестном направлении, опасаясь преследований со стороны местных властей. Например, Тебеньков Иван Иванович выбыл из Кобры, выехал из пределов Коми автономной области,**** так же поступили Шемяков Пантелеймон Васильевич, ряд других крестьян.

1Г.Ф. Доброноженко. «Кулак как объект социальной политики в 20-е – первой половине 30-х годов ХХ века (на материалах Европейского Севера России». – Наука. С-П(б). 2008, с.506.

* Как уже указывалось выше, хозяйство колхозника-середняка Турубанова В.А. было признано кулацким по решению закрытого партийного собрания Кобры попозже, то есть 2 декабря 1931 г. – А.Т.

2 ГУРК «НАРК», ф.р. 3, оп.1, д.616, л.190; ф.п. 615, оп.1, д.5, л.31-33.

** Имеется в виду еще одно хозяйство Шемяковых, т.е. Шемяков И.И., которое было включено в состав кулаков по настоянию кандидата в члены ВКП(б) Котковой Марии Апетовны. – см. ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.5, л.33.

*** Какой-то «рок» висел на клане Шемяковых. Абсолютное большинство мужчин этого рода «покинули» родное село: погибли на фронтах Великой Отечественной войны (8 человек), бежали от преследований, выехали из села в близлежащие села и поселки и практически после 1945 г. взрослых, довоенных трудоспособных мужиков в Кобре не стало. – А.Т.

3 Так же, ф.р. 3, оп.1, д.616, л.190.

4 Там же, л. 190, 197; Покаяние: Мартиролог: т.6. (Сост. Г.Ф. Доброноженко, Л.С. Шабалова). – Сыктывкар, 2004, с.1131.

**** К середине 1936 г. И.И.Тебеньков прибыл на свою родину и обратился с жалобой в Визингский райисполком со следующей просьбой. – см. Приложение № 11.

36

После известной статьи И.В. Сталина, появившейся в «Правде» 2 марта 1930 г., и Постановления ЦК ВКП(б) «О борьбе против искривления партийной линии в колхозном движении» от 14 марта того же года в стране начался «отлив» из колхозов. В Кобре этот процесс имел катастрофические последствия: в селе практически осталась одна артель

Зинковская. Имеющиеся ТОЗы, по словам Турубанова Василия Афанасьевича, председателя Зинковского колхоза, существуют только на бумаге, их надо перевести на устав сельхозартелей».1

Вноябре 1930 г. бюро Коми обкома ВКП(б) приняло постановление «О дальнейшей коллективизации сельского хозяйства в Коми области», в котором райкомам партии

предлагалось усилить работу по вовлечению бедняков

исередняков-единоличников в колхозы, разъясняя предоставляемые им льготы. Общий курс партии, указанный в постановлении ЦК ВКП(б) от 10 марта 1930 г. о «Закреплении достигнутых успехов в коллективизации и планомерном использовании их для дальнейшего продвижения вперед», в целом продолжался. Президиум Визингского райисполкома 29 апреля 1931 г. принял постановление «О довыявлении кулацко-зажиточных хозяйств» (см. Приложение № 12). На основании этой директивы в Кобре репрессии против тружеников села* продолжались часто на принудительной основе и с чрезмерным изъятием средств производства. Как видно из материалов второй таблицы, на начало 1933 г. в селе Кобра процент коллективизированных хозяйств достиг

1ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.13, л.22-23.

*Как уже указывалось выше, под молот этой кампании попал и один из организаторов колхозного движения в Кобре – Турубанов В.А.

37

примерно 70-80%. На наш взгляд, эти сведения – все же с учетом хозяйств, которые формально числились в составе ТОЗовсела,темболее,чточерезгод,тоестьна1февраля1934г., число коллективизированных дворов села сократилось: в этот период наблюдались частныеслучаи исключения граждансела из колхоза.1 Медленный рост коллективизированных хозяйств

вКобре объяснялся политикой ограничения вступления крестьян в колхозы, проводимой как в Коми АО, так и в других районах страны. 26 ноября 1934 г. бюро Коми обкома ВКП(б) приняло постановление «О практических мероприятиях и массовой работе в связи с приливом единоличника в колхозы» а в Постановлении Президиума Коми облисполкома от 16 июня 1935 г. «О народнохозяйственном плане на 1935 г.»» «завершение коллективизации в области через вовлечение

вколхозы честных единоличников» является «важнейшей задачей 1935 г.».

Налоговая политика 30-х годов в нашей стране также была направлена на завершение коллективизации. 6 июля 1935 г. Сысольский районный исполнительный комитет принял постановление «О проведении сельхозналога на 1935 г.», согласно которому «налоговые ставки с единоличного хозяйства не менее чем на 25% должны были превышать ставки, установленные для колхозников,*2 что должно

было стимулировать «желание единоличника вступить

вколхоз». Как видно из таблицы № 2, к началу 1939 г. процесс коллективизации в Коберском сельском совете был

1ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.13, л.22-23.

* Как уже указывалось выше, под молот этой кампании попал и один из организаторов колхозного движения в Кобре – Турубанов В.А.

2 Сыктывса ударник, 11 июля 1935 г.

38

восновном завершен».* И чтобы упрочить колхозный строй, центральные советские и партийные органы принимали ряд мер для стабилизации социально-экономической ситуации в стране. В этом отношении важное значение имело принятие на II Всесоюзном съезде колхозников-ударников в феврале 1935 г. примерного Устава сельскохозяйственной артели, «согласно которому колхозник получил право на личное подсобное хозяйство (ЛПХ), с четким определением его размеров».

В1930-е годы коберская деревня переживала «трудные времена». В первую очередь надо сказать, что Кобра как отдаленный край, оторванный от всех и вся, не могла пользоваться услугами машинотракторных станций, которые были созданы в 30-е годы прошлого столетия на территории Коми края. Те небольшие материальные и финансовые ресурсы, которые выделялись государством на развитие сельскохозяйственного производства: на закупку сельскохозяйственной техники – плугов, веялок, льномялок и других необходимых машин, а также на приобретение племенного скота и семян, были, конечно, крайне небольшими. За счет внутренних ресурсов колхозники села Кобры начали возводить животноводческие помещения – коровники, свинарники, конефермы и т.д. Однако темпы ввода этих помещений были недостаточными: на начало 1941 г. обеспеченность общественного стада в колхозе составляла общественными постройками всего 80%, оставшаяся часть скота размещалась в индивидуальных помещениях жителей

* Это соотношение устанавливалось и в самообложении единоличников

иколхозников. – см. В.В. Якоб. Крестьянство Коми АО в период НЭПа, индустриализации, коллективизации (1920-1930-е гг). Екатеринбург: РИО УрО РАН, 2012, с.37.

39

села.1 В колхозе «Искра» появились первые специалисты низшего звена – заведующие фермами, ветеринарные работники и другие специалисты, которые были подготовлены на краткосрочных курсах обычно в селе Визинга, т.е. в своем райцентре.

Урожайность основных сельскохозяйственных культур оставалась низкой, так как погодные условия, как всегда, были неблагоприятными (кроме 1937 г. и частично 1938 г.). Валовый сбор основных зерновых культур был незначителен: он возрос в основном, за счет роста посевных площадей. Так, например, общая площадь посевов в 1938 г. в колхозе «Искра» составила 230 гектаров, против 131 г в 1934 г.*2 По материалам Коберского сельского совета валовой доход на одно колхозное хозяйство в 1938 г. составил 600 рублей, а в 1937 г. – 753 рубля.3

Вразвитии животноводческой отрасли Кобры были достигнуты весьма скромные результаты (см. таблицу 3).

1ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп.1, д.1, л.7.

* При этом надо учесть, что в 1934 г. около половины крестьянских хозяйств села были еще вне колхоза. – А.Т.

2 ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63, л.70. 3 ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д. 63, л.71.

40

Таблица 3

Поголовье скота в колхозе «Искра» в 1935-1939 гг.

(данные на 1 января указанного года)*

Вид скота

1935 г.

1937 г.

1939 г.

1939 г. в %

(единиц)

к 1935 г.

к 1937 г.

 

 

 

Рабочий скот

145

147

109

75,2

74,1

Крупный

293

395

345

117,7

87,3

рогатый скот

 

 

 

 

 

Свиньи

11

54

29

263,6

53,7

Овцы

189

238

232

122,7

97,5

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.р.1408, оп.1, д.62, л.72.

Внашем распоряжении есть еще данные о выполнении планов развития этой отрасли хозяйства за 1938 г. И конкретно: по рабочему скоту – план 140 голов, фактически – 109 голов, по крупному рогатому скоту – соответственно – 280 и 251; по мелкому скоту (овцы и свиньи) – соответственно – 30 и 22 головы.1

Вколхозе «Искра» наблюдался высокий падеж скота. В 1936 г. по различным причинам «пало» 14 голов скота, в 1938 г. – уже 31 единица.2 В 1939 г. обеспеченность общественного скота кормами составила 75%, в сезон 1940/1941 г. – 95%, средний удой от одной фуражной коровы в 1939 г. составил 480 литров, в 1940 г. – 585,3 что было значительно ниже, чем по Коми АССР.4

На колхозном производстве было занято большинство населения села, в то же время число лиц, занятых в личном

1ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп. 1, д. 63, л.72.

2 Там же.

3 ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп. 1,, д.1, л.7, 8. 4 История Коми… , т.2, с.378.

41

подсобном хозяйстве, было значительным (это, в основном, женщины), что объяснялось «слабой развитостью сети культурно-бытовых учреждений на селе».

Приведенные в таблице 2 данные показывают, что за 6 лет, то есть, с 1934 по 1940 гг. численность крестьянских хозяйств в Кобре уменьшилась на 19 дворов, наблюдалось также уменьшение численности наличных трудоспособных колхозников – до 227 человек на 1 января 1940 г., против 236 человек на начало 1939 г.1 Как известно, после 1935- 1936 гг. состав колхозников села пополнялся в основном за счет вступления в колхоз единоличников. В целом, в Кобре была значительная по местным меркам, рабочая сила, которая использовалась не только на сельскохозяйственном производстве, но и на разработке лесных ресурсов на территории Кобринской лесной дачи.

Как отмечалось в предыдущем разделе нашей работы, план лесозаготовок первого года первой пятилетки работниками Коберского лесоучастка «Волгокаспийлеса» не был выполнен. Новый лесозаготовительный сезон, то есть 1929-1930 год, начался с ускоренными подготовительными работами на лесных делянках. Наибольшее внимание было уделено строительству дорог и жилых помещений (бараков) в основных лесоучастках: Федуловском, Рoмашор и Ванюшбанядор. Значительный объем работ был выполнен на сооружении основных объектов в местечке Рочтуй («Вадор»), около села Кобра – двухэтажной конторы, общежитий, гаражей и других вспомогательных помещений. В докладе заведующего Кобринским учлеспромхозом Юранева А.Д.

1ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63, л.93; ф.п. 615, оп.1, д.18, л.46.

42

на общем партийном собрании коммунистов села 26 ноября 1929 г. отмечались крупные недостатки по созданию материально-технической базы предприятия. В первую очередь, стройки леспромхоза не были обеспечены рабочими кадрами (в резолюции собрания отмечалось отсутствие плотников, пильщиков, столяров, других квалифицированных специалистов). Кроме того, на строящихся объектах практически отсутствовали необходимые технические материалы, из-за этого сооружение ледянки и тракторной дороги срывались, то есть до 1 декабря 1929 г. они «не будут готовы».1 В резолюции партийного собрания также было указано на неудовлетворительное снабжение рабочих

ислужащих Кобринского лесоучастка продовольственными

ипромышленными товарами, в том числе спецодеждой, на отсутствие медфельдшера, культурно-массовых учреждений не только в селе, но и на лесоучастках. Но в целом первые шаги по постановке лесозаготовительного производства на территории Коберского сельского совета были сделаны: сформирован аппарат кобринской конторы в количестве 43 человек (см. Приложение № 13*), из них 9 человек – это жители Кобры, из Самарской области – 4 чел., из Вятского края – 7 чел., из других регионов страны – 11 чел. (с учетом одного работника из Прилузского района Коми АО). В составе работников из Кобры 7 человек являлись десятниками, т.е. младшими техническими работниками, которые получили свою специальность на различных курсах как на территории

1ГУРК «НАРК» ф.п. 615, оп.1, д.6, л.11-13.

*В этом списке приведены сведения только по 31 чел., так как по остальным работникам конторы сведений у Н.Ф. Клинцова, который подготовил этот материал, не оказались. – А.Т.

43

Коми АО, так и за ее пределами.1 В деревнях Коберского сельского совета осенью 1929 г. началась активная агитация по выходу сельчан на лесозаготовительные работы. Однако этот процесс в Кобре шел с большим трудом. Как известно из литературы, плановые задания по заготовке древесины на 1929/1930 г. в Коми АО были увеличены почти в два раза.2 Такие же темпы были предусмотрены и для Коберского учлеспромхоза. Однако первоначальный план лесовывозки был уменьшен с 130 тыс. куб.м до 80 тыс.3 в связи с тем, что, во-первых, отсутствовали необходимые рабочие кадры

рубщики, возчики и строители. По расчетам заведующего учлеспромхозом Юранева А.Д., для выполнения планового задания на заготовку лесоматериалов необходимо было привлечь более 900 чел., а имелось в наличии в 4 раза меньше людей, на вывозку – около 800 человек, в наличии было тоже примерно в четыре раза меньше.4 Дополнительную рабочую силу не только из соседних деревень Койгородского сельского совета, но и других мест Коми АО Коберский учлеспромхоз не имел права приглашать на работу, а сезонные рабочие из Нагорского сельсовета Вятского края также неохотно шли «на работу в Коберский учлеспромхоз, так как условия плохие, дорог нет, особенно осенью». Во-вторых, вместо пяти тракторов в Кобре работал только один, который смог вывезти только 5 тыс. куб. м древесины, а было заготовлено для тракторной вывозки 15 тыс. кубометров.5 Вот поэтому,

1ГУРК «НАРК» ф.п. 615, оп.1,, д.4, л.57.

2Лесное хозяйство и лесная промышленность Коми области. Сыктывкар, 1935, с.17

3 Там же, ф.п. 615, оп. 1, д.12, л.4.

4 Там же, д.6, л.30-32.

5 ГУРК «НАРК»,ф.п.615, оп. 1, д.12, л.1-3.

44

как всегда, чтобы как-то выйти из сложившейся ситуации, на заседании «ударной (производственной) пятерки» 6 марта 1930 г. в составе заведующего учлеспромхозом Юранева А.Д., председателя сельского совета Тебенькова Иосифа Васильевича, председателя потребительского общества Турубанова Леонида Васильевича, председателя рабочкома Тупицына Н.С. и секретаря партийной организации села Кобра Костина Григория Васильевича принимается решение

– «Все в лес», с указанием конкретных заданий каждому члену пятерки, присутствующего на этом совещании,1 т.е. «мобилизация всех людских и материальных ресурсов села для выполнения задания второго года пятилетки». Однако и уменьшенный план был выполнен на 40%, т.е. было заготовлено всего 32 тыс. куб. м древесины.2 На последующих заседаниях «пятерки» неоднократно обсуждались вопросы сплава заготовленного леса и как всегда, в связи с нехваткой рабочих кадров на месте, т.е. в Кобринском сельсовете, были обращения к руководству Визингского района с просьбой – «выделить недостающую (необходимую) рабочую силу из других мест». Однако Визингский райисполком запретил проводить вербовку рабочих на проведение сплавных работ

вКоберском учлеспромхозе, а рекомендовал использовать только местные людские ресурсы Кобры. «Выход» был найден: значительную часть рабочих на скатке леса на шести катищах Кобры составили «лишенцы», которые были направлены в Кобринский учлеспромхоз для проведения лесосплавных работ.3

1ГУРК «НАРК»,ф.п.615, оп. 1, д.12, л.1-3.

2 Там же, д.14, л.30.

3 ГУРК «НАРК»,ф.п.615, оп. 1,, д.12, л.6-8.

45

Впоследующие годы первой пятилетки, т.е. за период 1931-1933 гг., трудности на лесозаготовительном фронте коберцевбылианалогичными,каквначальныегодыпятилетки.

Впервую очередь надо сказать, что кампании по принятию тружениками села «самообязательств» продолжались. Однако это не всегда решало проблему, т.е., выполнение плановых заданий по заготовке, вывозке и сплаве древесины, обычно не удавалось выполнить,1 притом наблюдалось даже некоторое снижение сплавленного леса до конечного транзитного пункта назначения – до города Нагорск.

Так, например, в 1932 г. самозаготовитель

«Союзстандартсельстрой» народного комиссариата земледелия СССР «вывез по реке Кобре 27,5 тыс. куб. м древесины.2*

Внашем распоряжении есть более полные сведения о ходе лесозаготовительных работ в Кобринском ЛПХ за 1933/1934 год.** В справке инспекторов Коми областной рабоче-крестьянской инспекции, подготовленной Семечковым и Улитиным, отмечалось, что Коберский ЛПХ неудовлетворительно выполняет государственный план лесозаготовок в сезон 1933/1934 г.*** В чем причина,

1ГУРК «НАРК», ф.р.3, оп.1, д.662, л.190; д.663, л.26.

2Лесное хозяйство и лесная промышленность Коми области. Сыктывкар, 1935, с.33.

*24декабря1932г.ПрезидиумВизингскогорайисполкомапостановил«признатькрайне нетактичным и недопустимым поступком Гостреста «Вятлес» передачу 2-х годичной лесосеки Кобринского леспромхоза [ЛПХ] самозаготовителю «Союзсельстрою» НКЗ [СССР] по договору от 7 декабря 1931 г. без ведома Сысольского [Визингского] РИК и [Коми] ОБИК, поскольку лесная дача Кобринского ЛПХ находится на территории Сысольского района Коми области». – см. ГУРК «НАРК», ф.р.3, оп.1, д.662, л.6.

** См. материалы заседания Президиума Коми областного исполнительного комитета от 22 марта 1934 г. – ГУРК «НАРК», ф.р. 483, оп.1, д.14, л.2-20.

*** На 20 февраля 1934 г. план по рубке был выполнен на 47,3%, а по возке – на 36,8%

– см. ГУРК «НАРК», ф.р. 483, оп.1, д.14, л.2.

46

по мнению проверяющих работу леспромхоза? В первую очередь, необеспеченностью рабочей силой «для выполнения программы работ лесозаготовительного сезона 1933/1934 г.». Всего в леспромхозе на 20 февраля 1934 г. было занято 268 человек, из них из Коберского сельского совета – 100 человек, 9 работников из других мест Коми АО (из Кебры

иВизинги) и 159 работников из центральных областей Российской Федерации, в том числе из ближайшего к Кобре Нагорского сельсовета – 23 человека. В составе работников из Кобры были 44 колхозника и 56 единоличников. На основных работах были заняты 225 чел.* или 84% всех работников леспромхоза.1

На основных лесозаготовительных операциях, включая подготовительные лесосплавные работы, было занято 127 лошадей, из них 30 голов из колхоза Коберской «Искры» и 24 головы – из Нагорской «Искры». Между тем, из общего количества лошадей собственного обоза 64 единиц, на работах по основной деятельности было занято только 36 лошадей, то есть, примерно половина наличного состава.2

Лучшие показатели по выполнению норм выработки имели колхозники Коберской «Искры», а также некоторые единоличники из Коберского сельского совета. Та часть рабочих, которая была привлечена на лесозаготовительные работы в Коберском леспромхозе (это, в основном, из-за предела Коми АО) работали хуже, не выполняли нормы выработки на основных лесных работах, хотя на данном

*К основным работникам мы причисляем рубщиков, возчиков, свальщиков- навальщиков, а также рабочих, занятых заготовкой (подвозкой) сплоточного материала и на сплотке древесины. – А.Т.

1 ГУРК «НАРК», ф.р. 483, оп.1, д.14, л.13-20. 2 Там же.

47

предприятии, по мнению проверяющих, нормы выработки были ниже, чем на других предприятиях Северного края.

После двух крупных пожаров летом 1934 г.,** на территории Коберской лесной дачи лесозаготовки на данной местности были прекращены.*** Труженики Коберского сельскогосоветасталиработатьвосновномналесныхделянках Комского лесопункта Койгородского леспромхоза. Однако на новом месте работы объемы лесоразработок коберцев были ниже чем в предыдущий, пятилетний период (см. таблицу 4), что можно объяснить только организационными неувязками этого периода.1 Между тем, хозяйственные и общественные органы села принимали ряд мер, чтобы увеличить объемы лесозаготовок в Комском лесопункте.

**См. «Материалы межведомственной комиссии по лесозаготовке при Коми облисполкоме за 1923-1936 гг.», хранящиеся в Национальном архиве Республики Коми (ф.р. 483, оп.1, д.25. – «Сведения о лесных пожарах АО Коми за 1934 г.)». – А.Т.

***По некоторым данным, огнем были уничтожены жилые помещения двух лесоучастков Кобринского ЛПХ-за, которые располагались в 12 и 18 километрах от села, в верховьях реки Кобры.

1 ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.64, л.36.

48

Таблица 4 Динамика основных показателей лесозаготовительных работ

в Коберском сельском совете (тыс. куб. м)*

Показатель

1934/1935 г.

1935/1936 г.

в % к преды- дущему году

1936/1937 г.

в % к преды- дущему году

1937/1938 г.

в % к преды- дущему году

1940/1941 г. (плановое задание)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заготовка

6,2

10,5

169,4

14,0

133,3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вывозка

 

 

 

 

 

 

 

14,0

8,8

11,6

131,8

9,5

81,9

20,7

217,9

(подвоз-

 

 

 

 

 

 

 

ка)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комсомольцы и молодежь Коберского сельского совета выступили инициаторами создания комсомольско- молодежной бригады на одном из лесоучастков вышеназванного лесопункта. Бюро Коми обкома ВЛКСМ в октябре 1938 г. одобрило эту инициативу (см. Приложение

14). Итоги работы нового лесоучастка** были подведены в статье секретаря комсомольской организации Кобры А.А. Турубанова, опубликованной в газете «Коми комсомолец» 8 января 1940 г. В ней отмечалось, что «впереди соревнующихся шли комсомольцы вальщики-раскряжевщики М. Комушев и А. Турубанов, навальщики И. Котков, А. Костин, возчицы Н. Костина, Е. Кузнецова, А. Тебенькова.

Вцелом, за три года третьей пятилетки (1938-1940 гг.)

* Источник: ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63, л.68; д.64, л. 17, 40.

**Коберские колхозники были направлены на 131 лесоучасток Комского лесопункта Койгородского ЛПХ-за. – А.Т.

49

лесозаготовители и колхозники Коберского сельского совета накопили опыт работы на этом производстве, что впоследствии пригодился при выполнении больших производственных заданий в суровые годы Великой Отечественной войны (1941- 1945 гг.).

Переходя к следующему кругу вопросов, именно о повседневной жизни жителей Кобры, необходимо в первую очередь сказать о материальных условиях жизни тружеников села. Материальное положение коберцев, на наш взгляд, мало отличалось от других жителей Коми АО (с 1936 г. – Коми АССР). Как и везде, в первые годы функционирования в Кобре колхозной системы оплата труда на общественном производстве была несовершенна, хотя государственные органы страны принимали меры «по ликвидации последствий сплошной и форсированной коллективизации сельских тружеников». Как отмечается в современных исследованиях, аграрная политика государства в 30-е годы была «противоречивой». Например, в 1938 г. союзным правительством были приняты два противоречащих друг другу решения. По первому постановлению центрального органа страны на оплату труда колхозников должно было отпускаться не менее 60-70% получаемых средств производственного коллектива, а на пополнение неделимого фонда – не свыше 10%. Второе постановление правительства «отменяло эти пропорции

иувеличивало выделение части дохода на наращивание колхозной собственности». Подобная ситуация наблюдалась как в целом по Коми АССР, так и в колхозе «Искра» Коберского сельского совета.* В 1937-1938 гг., учитывая неплохие урожаи

*В 1938 г. в колхозе «Искра» за счет внутренних ресурсов были построены конюшня на 48 голов, ряд других производственных объектов. – см. ГУРК «НАРК», ф.р. 1408,

оп.1, д.63, л.72.

50

этих лет, в колхозах республики было распределено в среднем на один трудодней от 2,2 до 2,5 кг зерна, то в последующие годы третьей пятилетки уже значительно меньше.1 У двух семей колхозников Кобры (Турубанов С.А. и Турубанов И.А.) за 1937-1938 гг. средний заработок в месяц составил 42-48 рублей. Кроме того, С.А. Турубанов в 1937 г. на трудодни «получил 1130 кг зерновых», И.А. Турубанов в 1938 г. – 1164 кг.2 На наш взгляд, эти данные в целом на один крестьянский двор (у Степана Андреевича Турубанова в семье были два трудоспособных работника, плюс один 16-летний подросток,

уИвана Андреевича Турубанова – 5 трудоспособных работников).3 Значительные группы колхозников плохо или совсем не участвовали в общественном производстве, а жили в основном за счет личных подсобных хозяйств.

Так, в 1938 г. 14 чел. из 236 трудоспособных работников трудового коллектива «не выработали ни одного трудодня», 42 колхозника – только до 50 трудодней; 39 чел. – до 100; 87 чел.

– до 200, 29 чел. – до 300, 23 чел. – до 400 и 12 чел. – более 400

трудодней.4 Конечно, среди лиц, которые «вырабатывали» в год незначительное количество трудодней, были колхозники, занятые на лесозаготовительных и сплавных работах, однако приведенные данные в целом показывают более или менее четкую картину организации труда (частично и его оплату) на колхозном производстве. Коберская деревня в целом жила бедно. Еще в 1938 г. в селе имелось 12 безкоровных колхозных дворов или 11% всех наличных хозяйств. За этот год только

1История Коми… т.2, с.380.

2ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63, л.72.

3 ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63, л. 93. 4 ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63, л. 93.

51

одно хозяйство было обеспечено коровой.1

В1930-е годы условия производства и труда на лесозаготовке и сплаве коберских тружеников были трудными. В эти годы наблюдался рост зарплаты на этом производстве, однако выдача заработанных денег систематически задерживалась. Карточная система на основные промышленные и продовольственные товары не удовлетворяла потребительский спрос трудящихся.2 С другой стороны, условия проживания в лесных бараках были очень плохими: скученность, отсутствие элементарных условий и т.д.

Как видно из приведенных фактов, жизнь тружеников села Кобра была незавидной. Вот поэтому вполне резонной выглядела попытка граждан Кобры «перейти» из состава Коми автономной области в Вятский край (см. Приложение №15).

Потребительское общество села, как основной проводник товароввданнуюместность,«помересвоихсиливозможностей старалось удовлетворять потребностей жителей». В селе постепенно рос товарооборот, притом, «по мере роста рыночных фондов», эти темпы были значительными. Но все же в Кобре сельпо работало неудовлетворительно. Во многих архивных документах этих лет отмечалось, что снабжение жителей села «плохое» и если не «Вятский округ, то ничего бы не было».*3

1ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63, л. 71-72.

4 ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.12, л.6-8.

* Как уже указывалось выше, в составе сезонных рабочих, занятых на лесозаготовительном производстве Кобры, значительной была доля работников из других регионов страны. Вот поэтому снабжение этой категории трудящихся промышленными и продовольственными товарами шло по линии соответствующих министерств и ведомств, в данном случае, по линии Волгокаспийлеса и Севвостлеса (в дальнейшем, Вятлеса). – А.Т.

3 ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.13, л.27, 28; ф.р. 483, оп.1, д.14, л.13-15; ф.р. 1408, оп.1, д.63, л.69.

52

Вотчете Коберского сельсовета за 1938 г. было указано, что сельпо работает «слабо», отсутствуют «необходимые товары».1 Из вышесказанного можно заключить, что материальный уровень жизни сельчан Кобры был низким, притом к началу Великой Отечественной войны он стал еще ниже: страна направляла все больше и больше материальных и финансовых ресурсов на военные цели и здесь, как всегда, первыми понесли потери жители села. Другие отрасли социальной сферы в Кобре развивались также крайне медленными темпами, хотя и возросли объемы государственных средств на развитие школьного образования, медицины и культпросветучреждений. В селе в связи с ростом числа учащихся было построено второе здание начальной школы,* стали функционировать два сезонных детских сада (ясельного типа), с охватом 30 детей, медпункт, был возведен небольшой сельский клуб. По линии рабочкома профсоюза леса и сплава были приобретены (выписаны) книги, журналы, газеты, культ/спортинвентарь.2

1ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63, л.76.

*В 1934/1935 учебном году в Коберской начальной школе обучалось 71 чел., в 1938/1939 г. – уже 76 учащихся. Кроме того, в Койгородской неполной средней школе занимались 15 девочек и мальчиков Кобры. – см. ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1, д.63,

л.78.

2 ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп.1, д.14, л.30.

53

В годы лихолетья

Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг. явилась поворотным пунктом в судьбе абсолютного большинства жителей Кобры. Павел Афанасьевич Двоеглазов один из уполномоченных ? представителей Кобринского сельского совета, в первые же дни войны стучал в двери колхозников деревни и вручал им повестки – «Родина-мать зовет вас на войну». Абсолютное большинство мужчин было призвано

вряды защитников Советского Союза. По данным П.Н. Коткова в Красную Армию были мобилизованы 28% всех жителей этой местности или 159 человек*1. Из них 97 воинов погибли в боях с врагами (с учетом трех человек на северной войне с белофиннами)2. К родным очагам не вернулись четыре сына Турубанова Ивана Андреевича, четыре сына Матвея Викторовича Костина, четыре сына Костина Николая Прокопьевича, три сына Коткова Апета Васильевича, три сына Егора Леонтьевича Шемякова, три сына Павла Кирилловича Костина, три сына Василия Дмитриевича Комышева, четыре брата Тебеньковых, а погибших по фамилии Турубановы – более четверти защитников Родины, увековеченных в обелиске памяти, установленного на месте исчезнувшего села Кобра.

*По другим данным, число призванных в армию из коберских деревень превысило 160 человек – А.Т.

1 П.Н. Котков. Труженики тыла и фронта села Кобра Койгородского района в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // 50 лет Победы советского народа в Великой Отечественной войне. 1941 – 1945 гг. (Республика Коми в годы Отечественной войны). Материалы научной конференции. Сыктывкар, 1995, с. 115.

2 П.Н. Котков. Указ. соч. С. 120; Фронтовые вести родным // Книга памяти Республики Коми. Том 4, Сыктывкар, 1996, с. 410.

54

Наши земляки с честью выполнили свой долг перед Родиной, не думая о наградах и чинах. По нашим подсчетам, около 20 человек, выходцев из Кобры, стали офицерами* и среди них старшие офицеры: один полковник (Котков Степан Васильевич); три подполковника (Костин Иван Степанович, Котков Степан Семенович, Котков Василий Павлович) и один майор (Турубанов Афанасий Афанасьевич). Ряд выходцев из Кобры уже в довоенные годы окончили различные военные училища (Кремлевская школа ВЦИК, Балашовское пехотное училище,Тамбовскоеартиллерийскоеучилищеидр.)иполучили первые офицерские звания (Турубанов А.А., Котковы Д.Н., И.Н., В.Н. и другие). Капитанские звания были присвоены Турубанову Василию Афанасьевичу, Коткову Василию Николаевичу, Костину Павлу Кирилловичу и ряду других жителей Кобры,

азвания старших лейтенантов и лейтенантов – свыше десяти воинам из села Кобра.

*Часть граждан Кобры получили последующие воинские звания в послевоенные годы, продолжая служить в Красной Армии до выхода на заслуженный отдых – А.Т.

55

Ксожалению, о ратных подвигах воинов из Кобры известно мало, а вернувшиеся из пепла сражений мужчины не распространялись о боях против фашистских захватчиков. Только по послевоенным газетным публикациям, а также некоторых воспоминаний, можно восстановить часть событий на боевом пути отдельных солдат и офицеров Кобры. Наиболее полно мы можем проследить боевой путь Двоеглазова Сергея Павловича, танкиста, участника многих сражений,

втом числе при взятии Берлина. За ратные подвиги он был награжден многими орденами и медалями, а последний орден

– Красной звезды, Сергей Павлович получил за бои на улицах столицы фашистской Германии. А Василий Васильевич Турубанов ратный труд «осуществлял» в Ульяновском танковом училище: готовил механиков-водителей танков, он был участником в московском параде Победы 1945 г.

56

Турубанов Афанасий Афанасьевич в военные годы «готовился» сражаться против японских милитаристов, а с начала боевых действий против Японии его пулеметный взвод, как он об этом пишет, «шел в первых рядах наступающих рот». Старший лейтенант политрук роты Турубанов Никита Михайлович прошел всю войну в рядах сражающейся Красной Армии, был награжден многими орденами и медалями Советского Союза.

Перевод народного хозяйства страны на военный лад внес существенные изменения в социально-экономическое развитие Кобры. Как известно, в сельском хозяйстве, так

ив других отраслях экономики страны, было введено чрезвычайное положение. В приказном порядке был увеличен рабочий день, а в период массовых сезонных работ вводились графики практически круглосуточного труда, прежде всего – период уборочных компаний. Так, например, сессия Коберского сельского совета 17 июля 1943 г. приняла решение – «установить выход рабочих на работу 3 часа утра, окончание работы – 8 часов вечера*1. Ценой непомерных усилий увеличенные плановые задания тружениками села Кобра по сдаче государству картофеля, масла, мяса, зерна и шерсти успешно выполнялись, а в 1941 г. – даже досрочно, отмечалось в материалах партийно-комсомольского собрания в Кобре 8 декабря 1941 г.2 Однако не все производственные задания удалось выполнить. Во-первых, плановое задание по заготовки грубых кормов был выполнен только на 60% (план

*В других документах сельского совета отмечалось, что колхозники села должны

были заканчивать работы в сеноуборочный период в 9 часов вечера – А.Т.

1ГУРК «НАРК», ф.р.1408, оп.1. д.65, л. 29.

2ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп.1, д.1, л. 18, 19.

57

1300 т, фактически - 770), план разработки подсеки – на 13,5% (план 40 га, фактически 5,4), план по производству 120 пар лыж, фактически дали только 50 пар, не смогли выполнить план сдачи теплых вещей в фонд помощи Красной Армии, обмолот хлеба также в срок не был завершен1.

Вцелом, производственные показатели работы колхозников колхоза «Искра» за годы Великой Отечественной войны снизились (см. материалы таблицы 5).

Впервую очередь надо сказать, что в Кобре началось постепенное запустение деревни: сократилось число колхозных дворов, уменьшилось количество трудоспособных работников*. Как известно, уже в первые военные месяцы 1941 г. призыв в армию колхозников лишил эту отрасль хозяйства почти трети всех трудоспособных работников.

Впоследующие годы фронт продолжал забирать людей из села. Кроме того, часть колхозников пополнила ряды индустриальных отраслей хозяйства Коми АССР, в частности, лесной комплекс республики.

Вцелом по Коми АССР к концу 1943 г. трудоспособное сельское население сократилось на 40%, к концу следующего года ? на 44% по сравнению с 1940 г.2 К началу 1945 г. в Кобре, по нашим подсчетам, насчитывалось около 110 – 130 трудоспособных колхозников.

1ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп.1, д.1, л. 18, 19.

*Приведенные в таблице пятой цифры по численности наличных работников несопоставимы, так как за 1940 г. – это только трудоспособные колхозники, а за 1946 г. – все население с учетом всех лиц, занятых на колхозном производстве, то есть подростков и лиц нетрудоспособного возраста – А.Т.

2 История Коми АССР с древнейших времен до наших дней. Сыктывкар, 1978, с. 372.

58

Таблица 5

Основные показатели развития сельскохозяйственного

производства в колхозе «Искра»

Коберского сельского совета в 1941 – 1945 гг.*

Показатели

на 1 января

на 1 марта

Рост (снижение)

Даты сведений

1940 г.

1946 г.

в %

Количество колхозных

97

89

91,7

дворов**

 

 

 

В них трудоспособных

 

 

 

работников**

227

274***

-

Общая площадь

 

 

 

сельхозугодий (га)

927

1045

112,7

лошадей (голов)

110

52

47,3

крупный рогатый скот

218****

133

61,0

(голов)

 

 

 

свиньи (голов)

23****

17

73,9

овцы (голов)

29****

60

206,9

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1. д. 18, л. 4-6; Свод правовых актов и иных документов, принятых органами законодательной власти Республики Коми. Документы, принятые Верховным Советом Коми АССР первого созыва (июль

1938 – март 1947), Том II, апрель 1945 – март 1947; Сыктывкар, 2000, с.314 ** Для сведения

*** Сведения в целом по численности колхозного населения села – А.Т.

**** На начало сентября 1941 г. количество крупного рогатого скота превышало 270 голов, а свиней – 95 голов и овец – 68 голов – см. ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп. 1. д. 1. л. 14

59

ВКобре не хватало людей на самые необходимые работы: на лесозаготовки в Комский лесопункт, например, в 1944 г. были мобилизованы [направлены] лица нетрудоспособного возраста*, женщины с малолетними детьми. Как видно из материалов таблицы, за 1941 – 1945 гг. увеличилась общая площадь сельхозугодийвколхозе,восновномзасчетувеличенияпосевных площадей. Однако, отмечается в современной исторической литературе,«расширениепосевногоклинапланировалосьсверху, без достаточного учета имеющихся энергетических и трудовых ресурсов села». Эффект от проведения этих мероприятий был минимальный: посевного клина планировалось сверху, без достаточного учета имеющихся энергетических и трудовых ресурсов села». Эффект от проведения этих мероприятий был минимальный: из-за снижения урожайности основных сельскохозяйственных культур в колхозе «Искра» наблюдалось снижение валового сбора зерна, картофеля и овощей. Но в то же время увеличение посевных площадей зерновых частично покрывало снижение урожайности.

Внашем распоряжении есть еще один архивный материал

овыполнении плана весеннего сева в колхозе «Искра» за 1943 г. (см. Приложение № 16). Из приведенных данных видно, что плановые задания по развитию растениеводства колхозники Кобры не выполняли. За последующие годы войны ход сельхозработ в растениеводстве не изменился.

Большие трудности наблюдались в период уборочных работ и сдачи собранного урожая в государственные закрома. 23 августа 1943 г. на заседании президиума Коберского сельского

*Среди мобилизованных на лесоразработки в Комский лесопункт была, например, Турубанова Аксинья Егоровна. Ей было уже 51 год. Вместе с ней в лес поехал ее шестидесятисемилетний муж, Турубанов Иван Емельянович (Двоим легче было выполнить сезонную норму) – А.Т.

60

совета была заслушана информация председателя сельсовета Чарина И.Д.* о состоянии работы в колхозе «Искра». В материалах этого заседания отмечалось, что сеноуборочная работа в колхозе «провалена», графики по хлебоуборке не выполняются, колхозники выходят на работу 5-6 часов утра вместо установленного 3-х часов и завершают рабочий день 8 часов вечера вместо 9 часов. Сельский совет рекомендовал правлению колхоза «Искра» снять с работы бригадира второй бригады Шемякову К.П.** и отдать ее «под суд за срыв выполнения задания по хлебоуборке». За «упущения» в работе трудового коллектива председателю колхоза Турубанову Е.В.*** был объявлен выговор. «В случае игнорирования решение сельского совета [он] будет снят с работы и отдан под суд», отмечалось в решении этого заседания исполкома. Взыскания были вынесены и другим руководителям колхозных бригад.1

Как видно из материалов пятой таблицы, поголовье скота за годы войны значительно снизилось. Из-за недостатка кормов и плохой организации кормления в колхозе «Искра» наблюдался большой падеж всех видов скота. Только в зимне- весенний сезон 1943 г. в колхозе «пало» 160 голов скота из общего количества 287 голов, то есть более половины имеющихся животных.2 Количество лошадей и крупного рогатого скота в колхозе за годы войны сократилось более чем в 2 раза, свиней – более чем в 5 раз, овец – в 1,2 раза.

*Чарин И.Д. был назначен предсельсовета Кобры 23 июля 1943 г. – А.Т.

**Шемякова К.П. 1927 г. рождения, работала в колхозе «Искра» до 1951 г. (см. Труженики тыла. Койгородский район. Сыктывкар, 2005, с. 74)

***Турубанов Е.В. 1920 г. рождения, после тяжелого ранения на фронтах Великой Отечественной войны (инвалид, без одной ноги), в возрасте 23 лет был избран председателем колхоза – А.Т.

1 ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп. 1 д. 65, л. 37-39. 2 ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп. 1. д. 65, л. 30.

61

Продуктивность животноводства и производство его основных продуктов упало*. Животноводческая отрасль хозяйства колхоза была отброшена назад на десятки лет.

Выполнение планов по рубке и вывозке древесины

вКомском лесопункте явилось одной из важнейших задач жителей Кобры в период Великой Отечественной войны.

Как известно, колхозники на лесозаготовительные

исплавные работы выводились на это производство по мобилизационным планам. В первый лесозаготовительный сезон 1941-1942 г. Коберскому сельскому совету был спущен план вывезти людей в лес в количестве 55 человек, однако на 8 декабря 1941 г. было направлено только 37 чел.1 Кстати, надо отметить, что мобилизационные планы вывода колхозников на лесозаготовительные работы были очень напряженными. В целом, колхоз «Искра» ежегодно выполнял производственные

задания по вырубке и вывозке древесины в Комском

*В целом по Коми АССР среднегодовой удой молока от одной коровы за годы войны снизился на 10%, а настриг шерсти на овцу – на 25% (см. История Коми… т.2, с. 454 На наш взгляд такая же ситуация наблюдалась и в Кобре – А.Т.)

1 ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп. 1. д. 65, л. 30.

62

лесопункте Койгородского леспромхоза, хотя и этот фронт работы явился одним из труднейших для жителей Кобры.

Вгоды войны начался постепенный переход колхозников села в «постоянный кадр» предприятий и организаций Коми АССР, хотя и местные советы и хозяйственные органы препятствовали этому процессу, и, в частности, в Комский лесопункт, однако отлив жителей Кобры в другие отрасли хозяйства продолжался*.

Материальное положение колхозного крестьянства в годы войны как в целом по стране, так и в Кобре продолжало ухудшаться. Как известно, колхозники не получали продукты

питания по продовольственным карточкам как рабочие

ислужащие предприятий и организаций, а их труд в общественном производстве оплачивался в виде натуральных

иденежных выдач, которые начислялись в зависимости от выработанных трудодней. Однако реальный уровень распределения на трудодни в колхозе «Искра» Коберского совета «не мог обеспечить функцию воспроизводства рабочей силы». Выдача зерна, картофеля и сена на один трудодень значительно снизилась по сравнению с довоенным уровнем. Мясо, масло, молоко в качестве натуральной оплаты труда, отмечается в исторической литературе, в колхозах Коми АССР «практически не выдавались». На наш взгляд такая же ситуация наблюдалась и в Кобре. В целом как по Коми АССР так и в Коберском сельском совете, денежная составляющая

*См. об этом поподробнее в нашей статье «Колхозное крестьянство как источник пополнения кадров лесной промышленности в 30 – 50-е годы ХХ века (на материалах Коми АССР)» // Вторые Мяндинские чтения. Мат. Всерос. научно- практ. конф. В двух томах. Том второй. с.Усть-Цильма. 11-12 июля 2010 г.,

Сыктывкар, 2011, с. 130 – 144.

63

трудодня в среднем номинально выросла, однако при этом «покупательная способность» советского рубля была намного ниже довоенного уровня. Этих денег, получаемых обычно в конце года, могло хватить лишь на уплату высокого сельхозналога, займов и «самообложения». В 1942 г. в Коми АССР был увеличен с 60 до 100 обязательный минимум трудодней для колхозников и впервые был установлен обязательный минимум в размере не менее 50 трудодней в год для подростков в возрасте 12 – 16 лет из семей колхозников. Об этих годах Илья Никитич Турубанов вспоминает *: «Лихие были те годы: болезни, голод. Люди от усталости падали замертво, но работали».1

Вневероятных условиях труда и быта, условиях войны колхозники села Кобра выполнили свой патриотический долг, снабжая по мере своих сил и возможностей промышленность сырьем, а страну и армию продовольствием.

За проявленные заслуги на трудовом фронте одиннадцать** колхозников села Кобра были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» (см. приложение 17). О каждом из награжденных тружеников села можно сказать много хороших

* Турубанов И.Н. 1930 г. рождения, с 1942 г. стал постоянным тружеником в колхозе «Искра», вначале помощником кузнеца, а потом уже стал кузнецом, награжден медалью «Ветеран труда» - А.Т.

1 Труженики тыла. Койгородский район, с. 13.

**На наш взгляд, в Кобре должны были наградить значительно больше тружеников села, так как абсолютное большинство колхозников ежегодно перевыполняли установленный минимум трудодней. Такое мнение можно подтвердить материалами заседания Президиума Верховного совета Коми АССР от 11 апреля 1947 г., где был рассмотрен вопрос «О ходе вручения медалей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. в Прилузском и Сысольском районах» (см. Свод правовых актов и иных документов, принятых органами законодательной власти Республики Коми. Том III. Сыктывкар, 2001, с. 19 – 20).

64

слов. Взять, к примеру, Тебенькову Марию Павловну. Вот как

оней пишет П.Н. Котков в своей малотиражной брошюре «История страны в истории жизни одного села (Сыктывкар, 2004, страница 25): «Оставила маленькую дочку на попечение родителей и заменила мужа на лесозаготовках. Работала на самых тяжелых работах. Все годы ВОВ выходила победителем в соцсоревнованиях, неоднократно награждалась, на валке леса имела непревзойденные показатели не только среди женщин, но и в соревновании с мужчинами».

Пожилые мужчины – Костин Степан Николаевич (с

1877 года рождения) и Тебеньков Василий Егорович (с 1884 года рождения) показывали пример остальным труженикам села на любом из порученным им месте работы. Две сестры – старшая Турубанова Мария Андреевна (с 1880 года рождения) и младшая Коткова (Турубанова) Екатерина Андреевна (с 1889 года рождения) с утра до вечера, на каждом рабочем месте, выполняли свои производственные задания и значительно перевыполняли установленный обязательный минимум трудодней. Так же ударно работали в годы войны на колхозном производстве Турубанов Егор Васильевич, Турубанова Антонида Афанасьевна, Костина Евдокия Дмитриевна, Костина Мария Ивановна, Костин Кирилл Васильевич и многие, многие другие, имя, отчество и фамилии которых можно полным правом записать золотыми буквами в историю села Кобра.

* * *

65

Кобра в послевоенные годы

а) Колхозная деревня в 1946-1958 гг.

Изучая историю функционирования колхоза «Искра» Коберского сельского совета 1946-1958 гг., необходимо подразделить этот период на две части: до и после 1953 года. Чем вызвано такое деление? Как об этом пишут современные исследователи, «период с 1946 по 1953 гг. была фактически воспроизведена суровая, «потребительская» модель колхозной системы 30-х годов, периода форсированной индустриализации, основные признаки которой – жесткий, директивный метод управления сельскохозяйственным производством, административный режим в целях изъятия всех возможных ресурсов деревни». Такую же картину развития колхоза «Искра» можно проследить по архивным документам, хранящихся в Государственном архиве Республики Коми. (См. Приложения №№ 18 и 19).

Вэтих, а также в других архивных материалах партийной организации и сельского совета Кобры, имеющихся в нашем распоряжении, отмечалось, что экономические показатели работы колхозников села ухудшались, несмотря на то, что «давление» со стороны органов власти на повседневную жизнь жителей деревни усиливалось.1 В первую очередь надо сказать, что регулярно из года в год не выполнялись планы весенне-полевых работ, заготовки кормов, наблюдался

высокий уровень падежа скота, ряд других недостатков

вколхозном производстве. Местные власти стали искать «стрелочников» за сложившее положение. По предложению

1ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп.1, д.3, л.15; д.4, л. 7, 9, 69, д.5, л.4, 11-14.

66

партбюро партийная организация Кобры председателя колхоза «Искра» Турубанова Е.В. исключила из кандидата в члены ВКП(б), а последующему председателю – Коткову А.Р. был вынесен строгий выговор с занесением в учетную карточку. Он был освобожден от занимаемой должности и отправлен на лесозаготовительные работы.1 Следующему руководителю колхоза «Искра» Турубанову В.В. досталось незавидное наследство: помещения для скота не отремонтированы, навоз на колхозные поля не вывозится, кормов не хватает, люди из села «бегут».* Колхоз «Искра» нуждался в срочной, прямой помощи от государства, как пишут об этом современные исследователи, «изменении системы заготовок колхозной продукции, ослаблении налогового бремени, значительных финансовых инвестициях».

6 октября 1951 г. Совет Министров СССР принял два постановления, касающихся работников аграрного комплекса Коми АССР. В первом из них утверждалось, что

внациональном регионе страны наблюдались серьезные недостатки «в деле заготовки кормов для общественного животноводства в колхозах» (На 30 сентября 1951 г. колхозы Коми АССР выполнили план заготовки грубых кормов только на 17%). Во втором решении союзного правительства

– «О мерах помощи сельскому хозяйству Коми АССР» – республике была выделена дополнительная техника (трактора, автомобили, другие сельскохозяйственные машины), но в

1ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп.1, д.5, л.4, 11-14.

* В материалах общего партийно-комсомольского собрания села Кобры от 24 июля 1948 г. отмечалось, что за год из деревень Коберского сельского совета ушли самовольно 20 колхозников. Собрание постановило – «вернуть всех ушедших самовольно в колхоз обратно». – см. ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп.1, д.4, л.69, 70.

67

основном для машинно-тракторных станций, а также было предложено списать с колхозов Коми АССР задолженность прошлых лет государству по обязательным поставкам, ссудам

инатуроплате за работы машинно-тракторных станций.1 Что досталось колхозу «Искра» от «барского стола», трудно сказать, так как нет сведений об этом в архивных документах тех лет. Однако известно: Гривенская машинно-тракторная станция выделила для Кобры один дизельный трактор.

ВКобре при новом руководстве коллективным хозяйством постепенно стали наблюдаться первые «ростки» укрепления материально-технической базы колхозного производства: в материалах партийной организации села Кобра отмечалось, что уже в 1950 г. в колхозе был построен новый скотный двор на 50 голов, свинарник на 30 голов, был капитально отремонтирован второй скотный двор. За этот год колхоз справился с планами по подъему пара и посева озимых, вовремя был выполнен план по животноводству

иуборке урожая, а план по рубке и вывозке древесины в Комском лесопункте, коберские сезонники, как всегда успешно выполняли,2 хотя с организацией труда колхозников села Кобра в лесу было много недостатков.* Но, в целом, ситуация на колхозном производстве Кобры была неважной. В 1951 г. урожай зерновых в колхозе «Искра» составил 4,3 центнера с гектара при плане 13,1, продолжался падеж скота (за год «пало» 40 голов крупного рогатого скота, 12 лошадей

и110 кур).3

1ГУРК «НАРК», ф.п.1, оп.4, д.863, л.80-83, 88, 89.

2 ГУРК «НАРК», ф.п.616, оп.1, д.6, л.48, 49.

* Как отмечалось на собрании коммунистов Кобры 21 февраля 1951г., руководство Комского лесопункта использует колхозников колхоза «Искра» на второстепенных работах, что «не учитывается при выполнении [основных] контрольных заданий».

– см. «ГУРК «НАРК», ф.п.616, оп.1, д.6, л.55. 3 ГУРК «НАРК», ф.п.616, оп.1, д.7, л.1, 2.

68

Как видно из приведенного материала в Приложении № 19, «закручивание гаек» в селе осуществлялось еще долго – до 1954 г. включительно, хотя в конце 1953 г. (см. материалы собрания коммунистов Кобры от 21 ноября 1953 г., где был рассмотрен вопрос «Об итогах сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС»)1 председатель колхоза «Искра» В.В. Турубанов наметил большой план дальнейшего развития колхозного производства в Кобре.

Еще, как известно, в августе 1953 г. на сессии Верховного Совета СССР, а затем в сентябре того же года на Пленуме ЦК КПСС была выработана новая политика в аграрном секторе экономики страны. Отношение государства к деревне коренным образом менялось: «система внеэкономических мер принуждения уступала дорогу принципу материального стимулирования». В колхозах Коми АССР, например, заготовительные цены на скот, сдаваемый государственным органам, были повышены более чем в 5,5 раз, на молоко и масло в 2 раза, на картофель – в 3 раза и на овощи в среднем

на 25-40%. Одновременно возросли закупочные цены на все виды продукции сельского хозяйства.2 Союзное правительство обещало «изменить систему обложения колхозников сельскохозяйственным налогом, снизить денежный налог в среднем примерно в два раза с каждого колхозного двора и снять полностью оставшуюся недоимку… прошлых лет».3

После принятия этих решений центральных органов страны в колхозе «Искра» Коберского сельского

совета наметились положительные тенденции в развитии

1ГУРК «НАРК», ф.п.616, оп.1, д.8, л.25, 27.

2Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Коми колхозная деревня в послевоенные годы, 1946-1958: соц.-экон. аспекты развития. М.: Наука, 2005, с.46, 49.

3 За новый Север, 1953, 9 августа.

69

сельскохозяйственного производства. Однако в селе, как и

вцелом по Коми АССР, наблюдалось снижение посевных площадей, так как «процесс производства полеводческой продукции приносил колхозу убыток». В структуре доходов колхоза «Искра» возросла доля продукции животноводства, соответственно увеличились денежные поступления от этой отрасли. В целом, по итогам 1957 г. на один трудодень колхозники Кобры получили один рубль 65 копеек, зерна – 0,5 кг и масла 0,16 кг.1 На наш взгляд, это было «лебединой песней» развития колхозной системы в Кобре.

Анализируя развитие колхозной системы в Кобринском сельском совете, необходимо остановиться и на функционировании личных подсобных хозяйств сельчан. В первую очередь надо сказать, что в Кобре практически не наблюдалось «разбазаривание» общественных колхозных земель. Однако в структуре посевов в хозяйстве колхозников Кобры наблюдались посевы ячменя, ржи, даже пшеницы*, хотя посадки картофеля, как основного продукта питания жителей деревни, занимали доминирующее место в структуре посевных площадей – до 85,8% в 1958 г. против 72,5% в 1945 г. (сведения в целом по Коми АССР)2 Эффективность производства картофеля в индивидуальных подсобных хозяйствах была сравнительно выше чем на колхозных полях**. Такая же ситуация наблюдалась и в развитии животноводства. К сожалению, мы не располагаем точными

1ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп.1, д.8, л.147.

*В отчетном докладе секретаря Коберской партийной организации П.А.Костина за 1949 г. отмечалось, что партийная организация не борется с колхозниками, которые на приусадебных участках сеют яровые (см. ГУРК «НАРК», ф.п.616, оп.1, д.6, л.7). 2 Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Указ. соч., с.86.

** На нашем личном подсобном хозяйстве, урожаи картофеля были не выше, чем в колхозе, так как моей маме, Антониде Афанасьевне, почему-то ежегодно колхозное начальство меняло место приусадебного участка. – А.Т.

70

сведениями о численности крупного рогатого скота в личном пользовании жителей Кобры, но известно, что к 1958 г. численность коров в селе на один двор возросла.* Однако в связи с уменьшением количества крестьянских хозяйств в селе общая численность коров в Кобре уменьшилась.**

Результатыпроизводственнойдеятельностиколхозников сельхозартели «Искра» напрямую зависели от уровня материального положения её работников. Официальные, конкретныеданныеожизненномуровнежителейселаКобрыза послевоенные годы отсутствуют. Вот поэтому мы вынуждены оперировать, в значительной мере, воспоминаниями жителей села тех лет. Основными информаторами являлись мои старшие сестры – Лия (1932 года рождения) и Нина (1935 года рождения), а также друзья детства – Иван Кириллович

Костин и Альберт Алексеевич Турубанов.

 

 

Как известно, в 1946 г. в СССР был отменен

чрезвычайный

военный налог,

однако, как

отмечается

в

современной

литературе,

оставшиеся

уровни

денежного и

натурального налогообложения продолжали

«сдерживать развитие крестьянского подворья». Денежный сельскохозяйственный налог, действовавший в стране с 1939 г., был очень обременителен для каждого колхозного двора, так как он не зависел от реальных поступлений (доходов) тружеников деревни.***

Кроме денежного сельскохозяйственного налога

*Несколько лет подряд, после войны, наша семья в составе 5 человек имела одну корову совместного пользования (с нашей бабушкой по материнской линии). – А.Т. ** Из других видов скота необходимо отметить рост поголовья свиней, связанное, в первую очередь, возможностью скармливания этого вида скота некоторыми продовольственными продуктами (хлеба, муки, крупы и др.), розничная цена которых в торговой сети – сельпо была сравнительно занижена. - А.Т.

*** Колхозник должен был ежегодно оплачивать каждую «сотку» используемой земли, каждую голову домашнего скота и даже определенный процент от «неземледельческих заработков». – А.Т.

71

колхозники и члены сельхозартели «Искра», как и все труженики страны, выплачивали обязательные страховые платежи,«самообложение»,местныеналогиив«добровольно- принудительном» порядке выкупали облигации разных государственных займов. Известно, например, что только

в1947 г. при реализации Второго государственного займа восстановления и развития народного хозяйства СССР каждый крестьянский двор Коми АССР дал в займы государству в среднем 129 руб.1

Вселе Кобра общая сумма всех денежных налогов и сборов превышала денежные доходы колхозников от работы в общественном хозяйстве, а часть недостающих средств очень трудно было найти*, так как в Кобре, как отдаленной местности от промышленных центров, практически невозможно было реализовать части продуктов, полученных с личного приусадебного участка и, если быть точными, и нечего было предложить рынку: надо было как- то поддерживать имеющими средствами своих домочадцев от голодной смерти.

Кроме денежного сельскохозяйственного налога колхозный двор выплачивал и натуральный налог – «государственные поставки». Для нашей семьи – ежегодная норма сдачи государству молока (140 л.), мяса (40 кг.), а так же яйца, шерсти, зерна, картофеля и т.д.2 были очень обременительными, так как (об этом уже указывалось выше) корова была у нас на две семьи, овец было совсем мало,

1За Новый Север, 1948, с 15 мая.

* На эти цели главы семей, и в частности наша мама, вынуждены были использовать денежные пособия на детей, отцы которых не вернулись с фронта. – А.Т.

2 Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Указ. соч. с. 99, 100.

72

других животных семья не имела. Практически мы не ели мяса, сметаны, масла, других высококалорийных продуктов питания.

Согласно аграрной реформы 1953 г. для колхозников Коми АССР были установлены новые, следующие годовые нормы поставок: мяса – 30 кг, молока – 100 л., шерсти – 200 г.1, одновременно был повышен уровень государственных заготовительных и закупочных цен, что несколько способствовало росту материального уровня жизни сельчан,

втом числе и Кобры. Только 4 июля 1957 г. было принято постановление ЦК КПСС и СМ СССР об отмене обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов государству хозяйствами колхозников, рабочих и служащих, которое вступило в силу с 1 января 1958 г.

Как уже указывалось выше, в колхозе «Искра» был не только низкий уровень денежных выплат на один трудодень, но и натуральные выдачи. Отсюда в массе колхозников Кобры, по образному выражению известного исследователя российской деревни Л.Н. Денисовой, наблюдался «моральный дискомфорт» от такой жизни.

Завершая раздел истории колхозной Кобры за 1946-1958 гг., необходимо указать, что в развитии сельскохозяйственного производства в селе коренного улучшения не наблюдалось. Одна из главных причин – перманентный недостаток сельскохозяйственных машин, необходимых для проведения всех работ на этом производстве. Во-вторых, колхозное производство постоянно ощущало недостаток трудовых ресурсов. Достаточно сказать, что за 1946-1955 гг. численность

1Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Указ. соч., с. 114.

73

колхозного населения Кобры уменьшилось примерно на 80 человек.* Те меры, которые были приняты центральными органами страны после 1953 г., оказались недостаточными, чтобы колхозное село встало «на ноги», тем более Кобра, с её удаленностьюотрайонногоцентра,сотсутствиемнеобходимой социальной инфраструктуры, то есть дорог, электросвязи, учреждений социально-культурного назначения, не говоря уже об электроснабжении, радиовещании и т.д. Вот поэтому вполне логичным было постановление партийного собрания коммунистов Кобры (см. Приложение № 20), когда было принято решение о переходе колхозного хозяйства и всех работников села во вновь организующееся государственное предприятие – совхоз «Койгородский».

*Наш подсчет на основе следующих источников – см. Свод правовых актов и иных документов, принятых органами законодательной власти Республики Коми.

Том II, Сыктывкар, 2000, с. 314; ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп. 1, д. 59, л. 4; д. 86, л. 68, 69.

74

б) Дела совхозные

Огосударствление собственности в Кобре, как об этом уже указывалось выше, завершилось созданием

вселе четвертой бригады первого отделения совхоза «Койгородский». При этих реорганизациях у государственных структур появилась возможность «не только любой ценой удерживать достигнутый уровень сельскохозяйственного производства, но и путем увеличения инвестиций попытаться перевести его на интенсивную основу, реорганизовать всю социальную систему деревни».

Руководство совхоза «Койгородский» и в частности, управляющий первым отделением сельхозпредприятия Шарапов Павел Прокопьевич уделял большое внимание развитию сельского хозяйства в Кобре, так как он понимал, что кобринские луга могут сыграть большую роль в развитии животноводстванафермахселаКойгородок*.ВКобруцелевым направлением «потекли» государственные инвестиции. В деревне Зинков стали строить новый скотный двор, возросло в селе количество тракторов, другой сельхозтехники. Наконец, после долгих согласований**, в 1959 г. в селе Кобра был построен аэродром для местных воздушных линий, и позже

*Как известно, «ахиллесовой пятой» функционирования животноводческих ферм села Койгородок был перманентный недостаток грубых кормов, то есть, сена – см. Свод правовых актов и иных документов, принятых органами законодательной власти Республики Коми. Том II. Сыктывкар, 2000, с. 313, 314.

** Еще в далеком 1956 г. коммунисты села Кобры информировали Койгородский райком КПСС, «что райисполком никак не реагирует на просьбу сессии сельсовета об оборудовании на территории села аэроплощадки – см. ГУРК «НАРК», ф.п. 616,

оп. 1. д. 8, л. 109, 110.

75

вдеревнях села появилось электричество*, на новый скотный двор была подана вода. В растениеводстве села наблюдались некоторые перемены: рос объем вносимых органических удобрений, то есть торфа, в основном под картофель. Отсюда наблюдался некоторый экономический эффект благодаря лучшему удобрению полей и большой механизации возделывания этой культуры. К сожалению, мы не имеем точных данных об урожайности этой культуры в Кобре, но известно, что уже в годы семилетки (1959 – 1965 гг.) в целом по Коми АССР в среднем сельчане получили 92 центнеров с гектара против 55 ц/га за 1954 – 1958 гг.1 (В последующие две пятилетки т.е. за 1966 – 1975 гг. урожайность картофеля в республике возросла почти в 2 раза).2

Как уже указывалось в предыдущем разделе нашей книги, в Кобре началось резкое снижение сева зерна всех культур и соответственно – рост кормовых силосных культур,

восновном горохоовсяной смеси, однолетних и многолетних трав. Однако обеспеченность кормами собственного производства даже в Кобре оказалась недостаточной. Вот поэтому совхоз «Койгородский» вынужден был тратить значительные денежные средства на приобретение комбикормов в других регионах страны.

Животноводческая отрасль совхозного хозяйства Кобры развивалась более успешно, чем полеводство. В селе развернулась работа по специализации и концентрации животноводства: коберцы стали, в основном, заниматься

*В селе Кобра была введена в строй маломощная дизельная электростанция – А.Т.

1 ГУРК «НАРК», ф.р. 140, оп. 1, д. 2442, л. 3; д. 8008, л. 7.

2 Коми АССР в девятой пятилетке. Стат. сб. Сыктывкар, 1976, с. 65.

76

«выращиванием» молодняка*. Значительных успехов, отмечалосьвходатайстверуководствасовхоза«Койгородский» на награждение тружеников коберских деревень юбилейной медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», добились телятницы Костина Евдокия Никитьевна, Костина Мария Иосифовна, старшая доярка Турубанова Мария Никитьевна, а также бригадир Костин Аркадий Никитьевич, рабочие механизированных звеньев Костин Иван Васильевич и Турубанов Егор Александрович1.

Однако ручной труд в совхозном производстве Кобры никуда «не ушел». Конечно, в деревне повысился уровень механизации трудоемких процессов, например, пахоты (100%), частично, сенокошения, копки картофеля, ряда других видов работ. В целом по Коми АССР за 10 лет (с 1965 по 1975 гг.) уровень механизации в растениеводстве возрос с 22 до 80 % (к общему объему работ)2. Вместе с тем, объем немеханизированного труда был еще очень велик3. Вот поэтому совхозное производство не было в почете тружеников села. Как всегда, «исход» из деревни продолжался.

Внашем распоряжении есть ряд архивных документов (см. Таблицу 6) об изменениях численности жителей села, в том числе и его избирателей. Так вот, за последние двадцать лет

*На все лето из Койгородского отделения совхоза «Койгородский» перегоняли в Кобру значительное количество молодняка, так как тучные коберские луга и пашни позволяли значительно лучше содержать этот вид скота – А.Т.

1 ГУРК «НАРК», ф.р. 642, оп. 1, д. 815, л. 53, 159, 161.

2 Л.А. Габов, М.А. Свиридова, М.Д. Кравцова «Сельское хозяйство Коми АССР в период развитого социализма (Историческое исследование). М. Наука, 1981, с. 77. 3 Л.А. Габов, М.А. Свиридова, М.Д. Кравцова. Указ. соч. с. 79; Коми АССР за 50 лет. Стат. сб. Сыктывкар, 1971, с. 65; Коми АССР к 50-летию советской власти. Стат. сб. Сыктывкар, 1967, с. 67.

77

существования Кобры, количество жителей и избирателей здесь сократилось в два раза.

Таблица 6

Изменения в численности населения и избирателей в

Коберском сельском совете (чел.)*

 

 

Выборы

 

 

27 февраля

13 июня

13 июня

 

1955 г.**

1971 г.

1973 г.****

Всего населения

более 200***

более 120***

99

в том числе

118

69

56

избиратели

 

 

 

Как известно, село Кобра попало в список поселений «не подлежащих дальнейшему развитию». В Кобре к середине 60-х гг. начался процесс запустения (закрытия) селений Шутово, Катыд, Починок и Орфун (Артюхино). Они были исключены из учетных данных, а 3 апреля 1973 г. Коберский сельский совет, как уже отмечалось выше, был ликвидирован. Три оставшиеся деревни (Турбан, Зинков и Евсин) были переданы в состав Койгородского сельского совета.

Местные органы власти (имеется в виду село Кобра) пытались как можно дольше продержаться на этой малой Родине. Так, например, Коберский сельский совет, по мнению одного из основных информаторов – Костина

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп. 1, д. 59, л. 4; д. 86, л. 29, 30, 68, 69. ** Для сведения

*** Наш подсчет – А.Т.

****Коберскийсельскийсоветвапреле1973г.был«присоединен»кКойгородскому сельскому совету. Сведения о численности населения и избирателей Кобры даны на 1 января 1973 г. – А.Т.

78

Ивана Кирилловича – в начале 70-х годов стал настоящим «хозяином» деревни (См. Приложение № 21).

На основе постановления Совета Министров СССР

от 14 марта 1968 г. «О мерах по укреплению материально- технической базы сельских и поселковых советов депутатов трудящихся» в Кобре была расширена доходная часть бюджета сельсовета: увеличивались средства на развитие местного хозяйства и улучшение культурно-бытового обслуживания населения. Несколько наладилось в селе благоустройство местных дорог; началось строительство деревянных тротуаров, была упорядочена работа сельского клуба, регулярно ремонтировалась сельская школа. Однако, коренного улучшения жизни сельчан и на сей раз не было. Как обычно, труд совхозных работников продолжался от 10 до 12 часов в сутки (особенно в летние дни на сенокосе, на дальних лугах: знаю на собственном опыте), заработная плата рабочих на этом производстве значительно уступала труженикам других отраслей индустрии, а условия производства и труда, как известно, были хуже чем работников промышленности, капитального строительства и транспорта.

Короче, маховик «запустения» населенных мест в стране продолжал неуклонно «вращаться». В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20 марта 1974 г. «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны» (конкретно, в пункте № 22), было «предписано»: «Совету Министров РСФСР, Обкомам КПСС, Советам Министров автономных республик и облисполкомам обеспечить в Нечерноземной зоне РСФСР в 1976-1980 гг. сселение 170 тысяч семей из мелких населенных пунктов в

79

благоустроенные колхозные и совхозные поселки»1. Местные органы управления (имеется в виду Коми АССР) «рьяно» старались выполнять эти указания верхних эшелонов власти.

В1976 г. оставшиеся жители Кобры «выехали» из села в близлежащие лесопункты Кажимского и Койгородского леспромхозов, село Койгородок, а также в другие местности Республики Коми и страны.

* * *

1Решение партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. док. – М. 1976, т. 10, с. 130-131.

80

Вместо заключения

Коберцы «не потерялись» на просторах нашей Родины. Как и прежде, они упорно и результативно трудились и трудятся на своих рабочих местах, невзирая на все невзгоды нашего времени.

Как уже указывалось выше, жители Кобры разъехались по разным краям страны, практически, трудились и жили во всех районах и городах Республики Коми, были заняты во многих отраслях народного хозяйства. На наш взгляд, наибольшее число рабочих и служащих – коберцев – было занято на предприятиях и стройках лесного комплекса. Например, в составе работающих Воктымского и Комского лесопунктовКажимскоголеспромхозазначительныйудельный вес составляли выходцы из Кобры. В числе передовиков этих предприятий можно отметить Турубанова Михаила Николаевича, шофера лесовозной машины Воктымского лесопункта, Турубанова Юрия Еграфовича, тоже шофера, потом начальника этого же лесопункта, Шемякова Николая Алексеевича, вальщика леса Комского лесопункта, Костина Николая Михайловича, тракториста данного же предприятия

идругих. Крупными организаторами производства в этой отрасли явились Котков Николай Михайлович, Котков Иван Михайлович, Турубанов Александр Иванович, Турубанов Альберт Алексеевич, Турубанов Алексей Иванович. На стройках Республики Коми успешно работали Турубанов Иван Иванович, шофер автотранспортной конторы треста «Комитяжстрой», Костин Вячеслав Павлович, заместитель начальника строительного управления № 3 Сыктывкарского

81

домостроительного комбината, Турубанов Василий Кириллович,рабочий«Печоршахтостроя»,ТурубановВасилий Кимович много лет трудится в Ремонтно-строительном тресте СЛПК. В Сыктывкаре, на первенце лесообработки края – на Сыктывкарском лесопильно-деревообрабатывающем комбинате – успешно работал Котков Владимир Иванович, на механическом заводе – Турубанов Юрий Алексеевич,

атакже несколько человек из клана Котковых – Котков Василий Кириллович, Носкова (Коткова) Мария Кирилловна и Котков Дмитрий Кириллович, которому за достижение высоких производственных успехов было присвоено звание «Заслуженный работник народного хозяйства Коми АССР».

На предприятиях Министерства жилищно- коммунального хозяйства и местной промышленности Республики Коми высокие производственные показатели достигали Костин Егор Павлович (был награжден орденом «Трудового Красного знамени»), Костин Иван Кириллович, Клинцова (Турубанова) Лия Николаевна, Шемякова Клавдия Павловна. На предприятиях и учреждениях военно- промышленного комплекса страны успешно трудились Леонова (Клинцова) Ирина Анатольевна, Турубанов Афанасий Афанасьевич и Котков Иван Николаевич (см. Приложение № 22).

Большая группа коберских граждан была занята на предприятиях и организациях торговли и соцкультбыта как во многих районах, так и в городах республики. В системе Коми республиканского союза потребительских обществ Котков Пантелеймон Николаевич проработал 42 года, он награжден за боевые и трудовые подвиги несколькими орденами и

82

медалями СССР, ему присвоено звание «Заслуженный работник народного хозяйства Коми АССР». Его дочь ? Полтавская Галина также посвятила свою жизнь работе

всистеме потребкооперации – более 40 лет. Вот краткий перечень ее трудовой биографии – учеба в Московском кооперативном институте, экономист в Сысольском РайПО, педфак кооперативного института и работа преподавателем кооперативного техникума в Сыктывкаре – его директор, доцент (после защиты диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук) Сыктывкарского филиала Московского кооперативного института. Ей присвоено звание «Заслуженный работник Республики Коми». Так же на ниве просвещения Республики Коми известны имена таких преподавателей, как Понкратенко (Коткова) Елизавета Николаевна, (ее педагогический стаж в Ухте составляет почти 50 лет, она награждена орденом «Трудового Красного знамени», медалями, является «Отличником народного образования РСФСР» и «Отличником просвещения

СССР»), Турубанова Агния Николаевна, Лодыгина (Костина) Ираида Васильевна, Турубанов Александр Прокопьевич, Мыльникова (Турубанова) Анна Афанасьевна. На охране здоровья жителей Республики Коми стояли и стоят такие классные специалисты, как Столярова (Коткова) Христина Николаевна, Шатровская (Столярова) Людмила Алексеевна, Уляшева (Клинцова) Любовь Анатольевна, Мишарина (Гужева) Татьяна Николаевна и другие выходцы из коберских деревень.

На сельскохозяйственном производстве, как основной отрасли хозяйства Кобры в прежние годы, на полях и фермах, в

83

основном Койгородского отделения совхоза «Койгородский», продолжали трудиться Костин Аркадий Никитич, Турубанов Ким Прокопьевич, Котков Михаил Михайлович, Турубанов Михаил Кимович, Турубанова (Костина) Мая Степановна, Турубанов Илья Никитьевич, Костин Иван Васильевич и многие, многие другие жители исчезнувшего села, которые, как говорят, составили «Золотой фонд предприятия». За большие производственные результаты в этой отрасли хозяйства бригадиру полеводческой бригады села Гурган Койгородского сельского совета Костину Аркадию Никитичу

извеньевому мехзвена совхоза «Койгородский» Костину Ивану Васильевичу были присвоены звания «Заслуженный работник народного хозяйства Коми АССР».

Жизнь продолжается. В этом можно убедиться в материалах статьи, опубликованной в Койгородской районной газете (см. Приложение № 23). Но, как отмечают современные исследователи, «учет исторического опыта волюнтаристского отношения к аграрной подсистеме прошлого века крайне необходим для современной России... Хотя бы по той причине, что проблемы ее добровольного «ухода» с географического Севера через стихийное «закрытие» «нерентабельных» северных городов и сел – это не только и не столько узкоспециальные демографические проблемы, это еще и проблемы ее национальной безопасности, ее исторического будущего».

* * *

84

85

Основные источники и литература

I. Архивы, материалы которых использованы в книге Государственное учреждение Республики Коми

«Национальный архив Республики Коми» Муниципальный архив администрации МО

муниципального района «Койгородский» Муниципальный архив администрации МО

муниципального района «Сысольский»

II.Периодическая печать «За Новый Север» «Коми комсомолец» «Коми му»

«Ленин туйoд (Ленинский путь)». 1930, № 1. «Новая жизнь» «Сыктывса ударник (Ударник Сысолы)»

«Угол зрения», 29 мая 2015, № 20 (647) «Ять»

III.Опубликованные источники Документальные публикации

Деятельность Советов Коми АССР. Сб. док. 1917-1985.

– Сыктывкар, 1988.

Журналы заседаний первого съезда Усть-Сысольского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 10 (23) марта – 20 марта (2 апреля) 1918 г. – Усть-Сысольск, 1918.

Книга памяти Республики Коми. – Сыктывкар, 1993-

2001. – Т. 1-9.

86

Коми АССР в годы Великой Отечественной войны

(1941-1945 гг.). Сб. док и матер. 2-е изд. перераб. и доп. – Сыктывкар, 2004.

Коми облисполком в документах и материалах (1922-

1938 гг.). Том. 1. – Сыктывкар, 2006.

Комсомол Коми АССР в документах (Сборник документов и материалов по истории Коми областной организации ВЛКСМ (1917-1972). – Сыктывкар, 1978.

Лесная промышленность Коми АССР. Сб. док. 1917-

1960 гг. – Сыктывкар, 1989.

Протоколы XII Всероссийского съезда лесовладельцев и лесохозяев в Архангельске. – Архангельск, 1912.

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. докум. – М. 1976, т. 10.

Свод правовых актов и иных документов, принятых органами законодательной власти Республики Коми. Том II- III. Сыктывкар, 2000-2001.

Северный краевой Комитет ВКП(б). О перестройке партийно-массовой работы. Сборник постановлений Крайкома ВКП(б). – Архангельск, 1930.

Собрание законов и распоряжений рабоче-крестьянского правительства СССР. 1927, №51. Ст. 509.

Собрание указаний и распоряжений рабочего и крестьянского правительства (в дальнейшем СУ...) М., 1924, с. 827.

СУ... М., 1927, № 79.

Совнарком Коми АССР в документах и материалах

(1938-1946 гг.). Том 2. – Сыктывкар, 2007.

СоветМинистровКомиАССРвдокументахиматериалах

87

(1946-1971 гг.). Том 3. Часть 1. – Сыктывкар, 2008.

Совет Министров Коми АССР, Коми ССР, Республики Коми в документах и материалах 1971-1994 гг. Том 3. Часть 2, Сыктывкар, 2009.

Фронтовые письма. – Сыктывкар, 1995.

Экономико-географические, статистические и справочные

издания.

Жеребцов И.Л. Населенные пункты Республики Коми. Историко-демографический справочник. М. Наука, 2001.

Исполнительный комитет Совета депутатов трудящихся Сысольского района Коми АССР. Протоколы заседаний (1929–июнь 1941 гг.). – Сыктывкар, 2011.

Коми АССР в девятой пятилетке. Стат. сб., Сыктывкар,

1976.

Коми АССР к 50-летию Советской власти. Стат. сб. Сыктывкар, 1967.

Материалы по статистике населения, народного просвещения и жилищного строительства Северного края. – Архангельск, 1930.

Труженики тыла. Койгородский район. – Сыктывкар,

2005.

IV. Литература

Александров А.Н. Труд во имя победы. Вклад трудящихся Коми АССР в победу в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). – Сыктывкар, 1968.

Бондаренко О.Е., Князева Г.А., Турубанов А.Н. Лесной комплекс Республики Коми в XX веке. – Сыктывкар, 2004.

Вторые Мяндинские чтения. Мат. Всерос. научно-практ.

88

конф. В двух томах. Том второй. с. Усть-Цильма, 11-12 июля 2010 г. – Сыктывкар, 2011.

Габов Л.А., Свиридова М.А., Кравцова М.Д. Сельское хозяйство Коми АССР в период развитого социализма (историческое исследование). – М., «Наука», 1981.

Доброноженко Г.Ф. Кулак как объект социальной политики в 20-е – первой половине 30-х годов XX века (на материалах Европейского Севера России). – СПб.: «Наука», 2008.

Жеребцов И.Л., Безносова Н.П., Вишнякова Д.В., Игнатова Н.М. и др. От первобытных стоянок – к городам. Очерки истории населения Республики Коми с древнейших времен до конца XX века. – Сыктывкар, 2014.

История Коми с древнейших времен до современности.

Вдвух томах. 2-е изд. исправ. и допол. Анбур, Сыктывкар, 2011.

История Коми АССР с древнейших времен до наших дней. Сыктывкар, 1978.

Колесников Л.А. Начальный период заселения лесной полосы России (сравнительно-исторический очерк). – Вологда, 1993.

Костин И.К. Автобиография. – СПб., 2016.

Котков П.Н. История страны в истории жизни одного села. Сыктывкар, 2004.

Котков П.Н. История страны в истории жизни одного села. (Изд. второе, доп.). Сыктывкар, 2005.

Котков П.Н. Труженики тыла и фронта с. Кобра Койгородского района в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // 50 лет победы советского народа в Великой

89

Отечественной войне 1941-1945 гг. (Республика Коми в годы Отечественной войны). Мат науч. конф. 4,5 апреля 1995 г. – Сыктывкар, 1995.

Каталог выставки «История страны в семейных реликвиях (Страницы истории села Кобра)». Сыктывкар, 2004.

Леса и лесная промышленность Коми АССР. – М.-Л.,

1961.

Лесное хозяйство и лесная промышленность Коми области. – Сыктывкар, 1935.

Мацук М.А., Шаньгина В.В. Торговля и пути сообщения в Коми крае в XIX веке. – Сыктывкар, 1996.

Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Коми колхозная деревня

впослевоенные годы. 1946-1958. Социально-экономические аспекты развития. – М. «Наука», 2005.

Покаяние. Коми республиканский мартиролог жертв массовых политических репрессий. – Сыктывкар, 1998-2009.

– Т. 1-9.

Попов А.А., Сметанин А.Ф. Советская деревня в 60-е – первой половине 80-х годов. – Сыктывкар, 1995.

Таскаев А.М. Уровень грамотности населения в Сысольском уезде Коми автономной области по материалам Всесоюзной переписи населения 1926 г. // Социокультурные аспекты развития северных территорий (Республика Коми. История и современность). Сб. стат. Сыктывкар, 2015.

Якоб В.В. Крестьянство Коми АО в период НЭПа, индустриализации, коллективизации (1920-1930 гг.). Екатеринбург, 2012.

90

91

Приложения

Приложение № 1

Из ведомости по оплате членских взносов в Коберской организации ВЛКСМ за октябрь, ноябрь и декабрь 1927 г.*

 

 

Год

Социальное

Сумма

 

Фамилия, имя, отчество

взноса

 

рождения

положение**

 

 

(в коп.)

 

 

 

 

1.

Костин Григорий

1910

середняк

15

Кириллович

 

 

 

 

2.

Турубанов Василий

1905

середняк

15

Афанасьевич

 

 

 

 

3.

Костин Прокопий

1908

середняк

15

Николаевич

 

 

 

 

4.

Костин Николай

1908

бедняк

15

Лаврентьевич

 

 

 

 

5.

Шемяков Леонтий

1905

маломощный

15

Федосеевич

 

 

 

 

6.

Тебеньков Александр

1908

бедняк

15

Константинович

 

 

 

 

7.

Турубанов Константин

1908

середняк

15

Павлович

 

 

 

 

8.

Комышев Иван

1902

маломощный

15

Алексеевич

середняк

 

 

 

9.

Котков Афанасий

1908

бедняк

15

Павлович

 

 

 

 

10.

Котков Алексей

1910

середняк

15

Апетович

11.

Турубанов Иван

1907

маломощный

15

Никитьевич (Никитович)

12.

Сидоров Петр

1905-1907

нет свед.

15

Николаевич

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 80, оп. 1. д. 4, л. 28.

**Сведения по социальному положению и году рождения членов ВЛКСМ подготовлены на основании источниковедческого анализа документов, имеющихся в нашем распоряжении – А.Т.

92

Приложение № 2

Персональный состав Коберской кандидатской группы

ВКП(б) (середина 1929 г.)*

 

Фамилия, имя,

Год

партийный

образование**

 

отчество

рождения**

стаж

 

 

1.

Клинцов Николай

1899

1925 г.

низшее,

Фомич

партшкола

 

 

 

2.

Порошкин Владимир

нет свед.

нет свед.

нет свед.

Федорович

 

 

 

 

3.

Турубанов Василий

нет свед.

нет свед.

нет свед.

Филиппович

 

 

 

 

4.

Костин Степан

нет свед.

нет свед.

нет свед.

Венедиктович

 

 

 

 

5.

Котков Михаил

1896

нет свед.

низшее

Апетович

 

 

 

 

6.

Турубанов Иван

1907

нет свед.

низшее

Никитович

 

 

 

 

7.

Шемяков Леонтий

1905

нет свед.

низшее

Федосеевич

 

 

 

 

8.

Попов Михаил

нет свед

нет свед.

нет свед.

Васильевич

 

 

 

 

9.

Костин Яков П.

 

 

 

(В документе из списка членов кандидатской группы зачеркнут – А.Т.)

 

*Источник: ГУРК «НАРК» ф.п. 615, оп. 1, д. 2, л. 1-3. В документе, в разделе «Примечания», сделана приписка – «Не у всех членов кандидатской группы была заработная плата, например, у Турубанова И.Н. и Шемякова Л.Ф. – А.Т.

** Сведения по образованию и году рождения некоторых членов кандидатской группы подготовлены на основании источниковедческого анализа документов, имеющихся в нашем распоряжении – А.Т.

93

Приложение № 3

Список граждан села, получивших бесплатный лес,

на основе решения лесной комиссии Коберского сельского

Совета (протокол № 3 от 13 декабря 1928 г.)*

1.Турубанов Павел Григорьевич – 50 деревьев

2.Турубанов Николай Афанасьевич – маломощный – 80 деревьев

3.Котков Сергей Павлович – маломощный – 100 деревьев

4.Тебеньков Степан Евменьевич – маломощный – 100 деревьев

5.Тебеньков Михаил Иванович – маломощный – 100 деревьев

6.Турубанов Николай Андреевич – маломощный – 200 деревьев

7.Шемяков Леонтий Федосеевич – маломощный – 50 деревьев

8.Шемяков Павел Иванович (калека) – маломощный – 80 деревьев

9.Костин Дмитрий Николаевич – маломощный – 15 деревьев

10.Костин Алексей Константинович – маломощный – 15 деревьев

11.Костина Евдокия Родионовна (сирота) – маломощная – 10 деревьев

* Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 2, л. 5.

94

12.Костин Гаврил Константинович – маломощный – 20 деревьев

13.Турубанов Николай Емельянович – маломощный – 60 деревьев

14.Костин Пантелеймон Иванович – маломощный – 20 деревьев

15.Комышев Иван Алексеевич – маломощный – 20 деревьев

16.Костин Матвей Викторович – маломощный – 35 деревьев

17.Котков Павел Кириллович – маломощный – 25 деревьев

18.Турубанов Василий Павлович – маломощный – 50 деревьев

19.Турубанов Иван Никитович – маломощный – 30 деревьев

20.Тебеньков Константин Николаевич – маломощный – 18 деревьев

Подписи:

Председатель заседания комиссии – Н.Ф. Клинцов Секретарь заседания комиссии – И.Н. Турубанов

95

Приложение № 4

Из акта

проверки работы Кобринской сельхозартели (Зинковская)*

от 18 декабря 1928 г.**

Акт подготовил член Койгородского волостного исполнительного комитета Клинцов Николай Фомич в присутствии руководителя артели Костина Пантелеймона Ивановича.

Артель была организована в декабре 1927 г. При организации артели в ее составе были 15 членов, но весной 1928 г. один член артели выбыл.

Первоначальный состав артели был следующий:

1.Котков Михаил Апетович, член ВКП(б), бедняк

2.Тебеньков Иосиф Васильевич, беспартийный, середняк

3.Костин Пантелеймон Иванович, беспартийный, середняк

4.Костин Никита Иванович, беспартийный, середняк

5.Костин Прокопий Николаевич, член ВЛКСМ, середняк

6.Костина Евдокия Дмитриевна, беспартийная, бедняк

7.Костин Степан Николаевич, беспартийный, середняк

8.Костин Степан Венедиктович, член ВКП(б), бедняк

9.Костин Василий Венедиктович, беспартийный, бедняк

*На наш взгляд, это было товариществом по совместной обработке земли – А.Т. ** Источник ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1 д. 2, л. 75

96

10.Костина Матрена Родионовна, беспартийная, бедняк

11.Костин Григорий Кириллович, беспартийный, середняк

12.Шемякова Мария Алексеевна, беспартийная, бедняк

13.Шемяков Иван Егорьевич, беспартийный, середняк

14.Шемяков Константин Федосеевич, член ВЛКСМ, бедняк

15.Шемяков Николай Павлович, член ВЛКСМ, бедняк

97

Приложение № 5

Письмо*

Коберскому сельрабочкому от Койгородского волостного

исполнительного комитета 22 марта 1929 г.**

Кобринской конторе «Волгокаспийлеса» разрешено провести вербовку рабсилы на сплавные работы в 1929 г. только из села Кобры 70 чел. Поэтому вам надлежит принять самые решительные меры с тем, чтобы ни в коим образом не допустить на сплавные работы из койгородских граждан ни одного человека. О всех возможных недоразумениях своевременно сообщать в волостной исполнительный комитет.

Председатель

?

подписи***

Член - секретарь

?

подписи***

*Стиль документа

**Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 2, л. 59

***Подписи неразборчивы.

98

Приложение № 6

Письмо-обращение*

заведующему Кобринским учлеспромхозом Юренева А.Д. в Коберскую ячейку ВКП(б) и рабочком лесозаготовительного предприятия

4 декабря 1929 г.**

Прошу выслать [направить] [в наше распоряжение] местного знатока [на должность] младшего десятника.

*Название этого документа подготовлено на основании источниковедческого анализа нижеприведенного материала.

**Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1. д. 16, л. 10, 11

99

Приложение № 7

Постановление Визингского райкома ВКП(б)

5 декабря 1931 г.*

Слушали: Телеграмму Кобры о том, что в ночь на 3 декабря классовыми врагами сожжен дом правления колхоза (Сорвачев)

Постановили:

1)Предложить райуполномоченному ГПУ немедленно командировать одного из работников для выявления конкретных виновников и привлечь их к суровой ответственности, одновременно командировать Заместителя председателя райисполкома Раевского.

2)Предложить всем партячейкам вокруг этого факта наглого террористического выступления классовых врагов мобилизовать внимание всех колхозников, бедняков и середняков дать решительный отпор всем вылазкам классовых врагов.

3)Просить прокурора устроить познавательный процесс

вКобре.

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 13, л. 32

100

Приложение № 8

Список *

потенциальных выдвиженцев (активистов) из состава

жителей Коберского сельского совета

(на начало октября 1930 г.)**

Ф.И.О.

Возраст

Партийность

Социальное положение

Где работает в данное время

Член колхоза

Общественная нагрузка

Образование общее и политическое

Где можно использовать

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.

1899

член

се-

Кобрин-

нет

секр-

низ-

в

Клинцов

 

ВКП(б)

ред-

ский

 

тарь

шее

админи-

Николай

 

с 1925

няк

ЛПХ,

 

парт-

парт-

страции

Фомич

 

г.

 

секретарь

 

орга-

шко-

учлес-

 

 

 

 

парторга-

 

низа-

ла

пром-

 

 

 

 

низации

 

ции

 

хоза

2.

1903

член

се-

десятник,

нет

 

низ-

на

Селиванов

 

ВКП(б)

ред-

кладощик

 

 

шее

профсо-

Иван

 

с 1928

няк

секретарь

 

парт-

юзной

Василье-

 

г.

 

сельсвета

 

 

шко-

работе

вич

 

 

 

 

 

 

ла

 

3.

1907

канди-

се-

секретарь

член

техсе-

низ-

финан-

Турубанов

 

дат в

ред-

с/с, пред-

 

кре-

шее

совый

Иван

 

члены

няк

седатель

 

тарь

 

работ-

Никитович

 

ВКП(б)

 

сельсо-

 

ячей-

 

ник

 

 

 

 

вета

 

ки

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЛК

 

 

 

 

 

 

 

 

СМ

 

 

4.

1902

беспар-

се-

председа-

нет

 

ма-

в адми-

Костин

 

тийный

ред-

тель

 

 

ло-

нистра-

Андрей

 

 

няк

сельсо-

 

 

гра-

ции

Василье-

 

 

 

вета

 

мот-

сельско-

вич

 

 

 

десятник

 

 

ный

го

 

 

 

 

 

 

 

 

масшта-

 

 

 

 

 

 

 

 

ба

101

5.

1909

член

се-

крестьян-

нет

 

шко-

млад-

Костин

 

ВЛК

ред-

ство

 

 

ла

ший

Алексей

 

СМ

няк

 

 

I сту-

десят-

Констан-

 

 

 

 

 

 

пень

ник

тинович

 

 

 

 

 

 

 

 

6.

1896

канди-

бед-

в лесосе-

член

 

сель-

старший

Котков

 

дат

няк

зон

 

 

ская

десят-

Михаил

 

в чле-

 

младший

 

шко-

ник

Апетович

 

ны

 

десятник

 

 

ла

 

 

 

ВКП(б)

 

 

 

 

 

 

7.

1908

член

бед-

с 1928 г.

член

секре-

сель-

на

Костин

 

ВЛК

няк

младший

 

тарь

ская

террито-

Николай

 

СМ

 

десятник,

 

ячей-

шко-

рии

Лаврентье-

 

 

 

1930 г. –

 

ки

ла

района

вич

 

 

 

председа-

 

ВЛК

 

с

 

 

 

 

тель

 

СМ

 

кратко-

 

 

 

 

сельсо-

 

 

 

срочной

 

 

 

 

вета

 

 

 

подго-

 

 

 

 

 

 

 

 

товкой

8.

1911

член

бед-

с 1930 г.

член

секре-

сель-

прода-

Шемяков

 

ВЛК

няк

председа-

 

тарь

ская

вец

Николай

 

СМ

 

тель

 

ячей-

шко-

потре-

Павлович

 

 

 

колхоза

 

ки

ла

битель-

 

 

 

 

 

 

ВЛК

 

ского

 

 

 

 

 

 

СМ

 

обще-

 

 

 

 

 

 

 

 

ства

9.

1909

член

бед-

крестьян-

член

член

сель-

женская

Шемякова

 

ВЛК

няк

ство

 

сель-

ская

работа

Мария

 

СМ

 

 

 

ского

шко-

 

Алексе-

 

 

 

 

 

совета

ла

 

евна

 

 

 

 

 

 

 

 

10.

1905

член

се-

десятник

член

руко-

сель-

помощ-

Турубанов

 

ВЛК

ред-

С 1929 г.

 

води-

ская

ник

Василий

 

СМ

няк

 

 

тель

шко-

заведу-

Афанасье-

 

 

 

 

 

осо-

ла

ющего

вич

 

 

 

 

 

авиа-

 

Кобрин-

 

 

 

 

 

 

хима

 

ского

 

 

 

 

 

 

 

 

учлес-

 

 

 

 

 

 

 

 

пром-

 

 

 

 

 

 

 

 

хоза

*Название этого документа подготовлено на основании источниковедческого анализа нижеприведенного материала. - А.Т.

**Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д. 13, л. 4, д.14, л.8.

102

Приложение № 9

Из протокола № 13 (заседания) Президиума Коберского сельского совета от 25 января 1930 г. в присутствии представителей ГПУ Попова, Визингского РИК Куклина, от Коберской ячейки ВКП(б) Г.В. Костина, члена Президиума Коберского с/с Костина С.В.

Председатель – Тебеньков Иосиф Васильевич Секретарь – Турубанов Прокопий Афанасьевич *

Повестка дня:

1)«О взыскании хлебозаготовок с кулацких хозяйств»,

2)«О пересмотре единого сельскохозяйственного налога

скулацких хозяйств»,

[Постановили]:

1)К сроку, к 1 января 1930 г. кулацкие хозяйства хлеб не сдали. Надо их штрафовать в пятикратном размере стоимости хлеба. Денежные средства взыскать в 7-дневный срок.

2)Привлечь индивидуальному налогу Шемякова Пантелеймона Васильевича, Шемякова Николая Васильевича, Турубанова Николая Григорьевича, Турубанову Екатерину Евстафевну.

Этим же людям были даны задания (увеличение нормы) по вывозке леса и вырубке. Дали срок выхода в лес, если не выполнят, отдать под суд.

*Источник: ГУРК «НАРК» ф.р. 1408, оп. 1, д. 62, л. 1.

103

Приложение № 10

Из протокола объединенного заседания комиссии по пересмотру кулацких хозяйств и налоговой комиссии [Визингского РИКа]

2 ноября 1930 г.*

По Коберскому с/с-ту

1)Шемяков Пантелеймон Вас. Едоков – 4 [чел.], из них трудоспособных – неясно, [но не более 2-х чел.]. Пашни – 0,97 дес.; сенокос – 2 дес.; лошадей – 1; коров – 1; Признаки

а) Сын бывшего торговца; б) Временно сдавал одну комнату под квартиру; устраивал помочи в своем сельском хоз-ве; в) Применял сезонно наемную работу в то же время в бытность на службе Волгокаспийлеса.

Постановили: За отсутствием признаков [кулацкого] хоз- ва причислить к трудовому и перевести к группе середняков.

2)Шемяков Иван Иванович. Едоков – 9 чел.; трудоспособных – 2 чел.; пашни – 2 дес.; сенокос – 2,5 дес.; лошадей – 2; коров – 2. Признаки: 1) Сын мелкого торговца; 2) Применение наемного труда сезонно в с/х-ве.

Постановили: Хоз-во причислить к трудовому и причислить к группе середняков.

3)Турубанов Николай Григорьевич. Едоков – 4; трудоспособных – нет, имеет пашни 1,63 дес.; сенокосу

5,5 дес.; лошадей – 2; коров – 2; молодняк – [не ясно]; Признаки: 1) Построено специальное складочное помещение в 1924 г. силами поденщиков. В настоящее время сдает Волгокаспийлесу с Севвостлесом по высоким ценам. Содержит батрачку под видом приемной дочери. 2) Получил

104

за сенокос 15-17 возов. Эти участки отрабатывались наемной силой.

Постановили: Хозяйство причислить к группе кулаков и лишить избирательных прав.

4)Турубанова Екатерина Евстафьевна. Едоков – 6 [чел.]; трудоспособных – 2 женщин; пашни – 1,8 дес.; сенокос – 2,22 дес.; лошадей – 3; коров – 2. Признаки: 1) Жена бывшего торговца, имеет два дома. Один из них сдает целиком под квартиру фельдшерского пункта, торговлей занимался [муж]

до 1929 г.

Постановили: Хозяйство причислить к группе кулаков и лишить избирательных прав.

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.р. 3, оп. 1, д. 616, л. 217.

Для сведения: По Шемякову Николаю Васильевичу. По решению Визингской райкомиссии по пересмотру кулацких хозяйств от 4 июля 1930 г. – «Хозяйство признать середняцким и отнести в группу середняков». – См. ГУРК «НАРК» ф.р.3, оп.1, д. 616, л. 190.

105

Приложение № 11

Выписка

из протокола заседания Президиума Визингского

райисполкома

15 ноября 1936 г. *

Слушали: «Жалобу гражданина Коберского сельского совета Тебенькова Ивана Ивановича – почему [Коберский] сельский совет продал его имущество, он просит обратно его вернуть».

Постановили: «Из-за того, что Тебеньков И.И. ушел из Коберского сельсовета со всем семейством и даже из Коми АО, куда – не известно, хозяйство ликвидировано. Жалобу Тебенькова И.И. оставить без последствий».

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.р. 3, оп. 1, д. 666, л. 24.

106

Приложение № 12

Из протокола

заседания Президиума Визингского райисполкома 29 апреля 1931 г. *

Слушали: «О довыявлении кулацко-зажиточных хозяйств»

Постановили:

1.Отмечая недостаточное проведение выявления кулацко-зажиточныххозяйствбольшинствомсельскихсоветов предложить всем немедленно приступить к довыявлению кулацко-зажиточных, доведя процент последних до 6-7 %. Для чего организуя для этой цели бедняцко-батрацкую колхозную массу и всю сельскую общественность.

2.Одновременно предупредить сельские советы, чтобы к кулацко-зажиточной части должны быть отнесены действительные кулацко-зажиточные хозяйства по основным показателям мощности хозяйства. Ни в коем случае не причислять формально бедняцкие и середняцкие хозяйства, подпадающие под рубрику зажиточных.

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.р. 3, оп. 1, д. 661, л. 57.

107

Приложение № 13

Список

служащих и младшего обслуживающего персонала

Кобринской конторы «Волгокаспийлеса»

(на начало 1929 г.)*

 

Место

 

Партий-

Образова-

Ф.И.О.

проживания

Должность

ность

ние

п/п

 

(регион)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.

Гилев А.С.

московский

заведующий

нет данных

высшее

 

 

 

 

 

 

2.

Попов В.В.

нет данных

десятник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

3.

Балашов П.Т.

самарский

кассир

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

4.

Сентемов П.И.

нет данных

бухгалтер

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

5.

Буров Андрей

вятский

кладовщик

ВЛКСМ

нет данных

 

 

 

 

 

 

6.

Лихачев Н.М.

с. Объячево

десятник

нет данных

нет данных

 

 

КАО

 

 

 

 

 

 

 

 

 

7.

Голубев Н.А.

нет данных

кладовщик

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

8.

Полушкин А.Ф.

нет данных

счетовод

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

9.

Рыжов Е.Я.

вятский

счетовод

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

10.

Порошкин В.Ф.

вятский

приказчик

член

нет данных

 

 

 

 

ВКП(б)

 

 

 

 

 

 

 

11.

Замятин Л.П.

вятский

делопроиз-

нет данных

нет данных

 

 

 

водитель

 

 

 

 

 

 

 

 

12.

Пономарев Г.Н.

вятский

счетовод

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

13.

Якушев И.М.

нет данных

специалист

нет данных

нет данных

 

 

 

по сплаву

 

 

 

 

 

 

 

 

14.

Косов С.Т.

самарский

приказчик

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

15.

Колерсков А.Ф.

вятский

бывший

нет данных

нет данных

 

 

 

лесничий

 

 

 

 

 

 

 

 

108

16.

Шабалин И.А.

нет данных

десятник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

17.

Пиков И.Г.

вятский

конюх

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

18.

Деньгин П.И.

нет данных

таксатор

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

19.

Суров С.Л.

самарский

десятник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

20.

Олюшин А.В.

самарский

приказчик

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

21.

Хохлов М.П.

нет данных

приказчик

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

22.

Ложкин М.П.

нет данных

приказчик

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

23.

Шемяков Н.В.

коберский

десятник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

24.

Шемяков П.И.

коберский

сторож

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

25.

Турубанов И.П.

коберский

десятник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

26.

Турубанов П.А.

коберский

десятник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

27.

Костин С.В.

коберский

десятник

член

нет данных

 

 

 

 

ВКП(б)

 

 

 

 

 

 

 

28.

Шемяков П.В.

коберский

десятник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

29.

Турубанов П.И.

коберский

десятник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

30.

Костин В.В.

коберский

печник

нет данных

нет данных

 

 

 

 

 

 

31.

Котков М.А.

коберский

младший

кандидат

сельская

 

 

 

десятник

в члены

школа

 

 

 

 

ВКП(б)

 

 

 

 

 

 

 

* Источник:ГУРК «НАРК», ф.п. 615, оп. 1, д.2, л. 1; д. 4, л. 57; д. 13, л. 4.

В примечании к документу - Шемяков П.И. - «Инвалид I мировой войны» - А.Т.

109

Приложение № 14

Постановление

бюро Коми обкома ВЛКСМ

14-15 октября 1938 г.*

Повестка дня «Об организации комсомольско- молодежного лесоучастка в Койгородской мехбазе (Лихачев, Костин)

Постановили:

1)Одобрить инициативу комсомольцев-колхозников Коберского сельского совета об организации комсомольско- молодежной бригады на лесозаготовке и закреплению их для работы в постоянный кадр.

2)Организовать в одном из участков Койгородской мехбазы для работы молодежи комсомольско-молодежный участок. Поручить зам. управляющему треста «Комилес» тов. Лихачеву определить для этого соответствующий лесоучасток.

3)Предложить секретарям Усть-Куломского, Сторожевского, Сысольского райкомов ВЛКСМ организовать отправку комсомольцев для работы на лесозаготовках в Койгородский механизированный лесопункт.

* Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 70, оп. 1, д. 520, л. 61-62.

110

Приложение № 15

Из протокола заседания

Президиума Визингского райисполкома

22 августа 1936 г.*

Слушали: Протест райпрокурора на решение общего собрания колхозников колхоза «Искра» Коберского сельского совета от 31 мая 1936 г. «Об отделении Коберского сельского совета от Коми области и переходе в Кировский край».

Постановили: С протестом прокурора согласиться, предупредить руководителей Коберского сельского совета, колхоза, партийной организации, что они проявили великобуржуазный шовинизм и буржуазно- националистический шовинизм в вопросе дачи помощи Сысольскому району в выполнении основных хозяйственно- политических задач Коми области.

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.р.3,оп.1, д.666, л.45.

111

Приложение № 16

Из протокола комиссии по проверке выполнения плана

весеннего сева [в колхозе «Искра»]

19 июля 1943 г.*

[Комиссия] в составе секретаря Коберского сельского совета Костиной, председателя колхоза Турубанова Е.В. и счетовода Двоеглазовой П.П. [установили]:

 

№№ бригад. Ф.И.О. руководителей этих коллективов

Всего по

Показа-

колхозу

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

тели

№ 1

 

№ 2

 

№ 3

 

№ 4

 

 

 

(в гекта-

Турубанова

Шемякова

Тебеньков

Костин

 

 

 

рах)

Клавдия

Калерия

 

Василий

Василий

 

 

 

Павловна

Павловна

Егорович

Викторович

 

 

 

план

вып.

план

вып.

план

вып.

план

вып.

план

вып.

зерновые

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

и

35,5

35,5

30

 

28

37,5

30,5

31,0

 

26,7

134

120,7

бобовые

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

картофель

6

5,5

5,5

 

4,9

6,5

6

5

 

4,5

23

20,8

лен

6

3,7

6

 

3,7

8

3,6

7

 

4

27

15

турнепс

1

1

1

 

0,8

-

-

1

 

0,8

3

2,6

клевер

7

3

8

 

2

8

1,3

7

 

2

30

8,3

конопля

0,3

0,3

-

 

-

0,2

0,2

-

 

-

0,5

0,5

* Источник: ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп.1. д. 65, л. 28

112

Приложение № 17

Из списка лиц, представленных к вручению медалей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» по колхозу «Искра» Коберского сельского совета*

 

Занятие

 

 

Количество выработанных

Краткая

 

 

 

 

трудодней

 

Ф.И.О.

(долж-

Стаж

 

 

 

характе-

 

 

 

 

 

 

1941

1942

1943

1944

1945

п/п

 

ность)

 

ристика

 

 

 

 

г.

г.

г.

г.

г.

 

 

Турубанов

полевод-

1932-

443

578

563

476

420

[Для

1.

Василий

брига-

1946

 

 

 

 

 

 

всех

 

Егорович

дир

гг.

 

 

 

 

 

 

пред-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ставлен-

 

Тебенькова

колхоз-

1932-

285

248

248

258

244

 

ных к

2.

Мария

ница

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

награж-

 

Павловна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дению

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Турубанова

колхоз-

1932-

205

253

344

285

164

 

лиц

3.

Мария

ница

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

было

 

Егоровна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

сказа-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Турубанова

овчар-

1932-

272

339

364

430

274

но: «к

4.

Евдокия

ница

1946

 

 

 

 

 

 

работе

 

Матвеевна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

отно-

 

Турубанова

колхоз-

1932-

564

591

545

524

484

сится

 

честно и

5.

Клавдия

ница

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

добросо-

 

Степановна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

вестно]

 

Костин

колхоз-

1932-

230

235

251

252

260

 

 

6.

Степан

ник

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

Николаевич

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

Костина

колхоз-

1932-

258

436

338

289

350

 

7.

Елена

ница

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

Ивановна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

Коткова

колхоз-

1932-

316

276

250

264

267

 

8.

Екатерина

ница

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

Андреевна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

Коткова

конюх

1932-

236

250

395

477

485

 

9.

Анна

 

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

Федоровна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

Коткова

скотни-

1932-

365

361

446

397

398

 

10.

Ирина

ца

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

Афанасьевна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

Костина

колхоз-

1932-

269

382

258

350

380

 

11.

Анна

ница

1946

 

 

 

 

 

 

 

 

Васильевна

 

гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

* Источник: ГУРК «НАРК», ф.р. 642, оп. 1. д. 572, л. 59-60, 106

113

 

Приложение № 18

Из протокола собрания коммунистов Коберской партийной

организации на тему

«О ходе сдачи госпоставок государству»

17 сентября 1945 г.*

ПОСТАНОВИЛИ:

1.За явный саботаж сдачи хлеба государству, систематический срыв [графика] молотьбы объявить [председателю колхоза] товарищу Турубанову Е.В. строгий выговор с занесением в личную карточку. Считать поведение Турубанова Е.В. как антипартийное.

2.Если он не обеспечит к 20 октября полного выполнения плана госпоставок, будем исключать [его] из партии и снять с работы (стиль документа).

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп. 1 д. 2, л. 17-20.

114

Приложение № 19

Из протокола

партийно-комсомольского собрания колхоза «Искра»

26 апреля 1953 г.*

ПОСТАНОВИЛИ:

а) установить строжайшую дисциплину на весеннем севе среди колхозников;

б) организовать ежедневный выход на полевые работы всех колхозников без исключения, в том числе престарелых и подростков с 5 утра до 8-9 часов вечера;

в) каждый факт невыхода на работу доложить сельскому совету и принять строгие меры наказания, как уклонение от выполнения важнейшей задачи и саботирования весеннего сева, применяя в качестве наказания Указ Президиума Верховного совета СССР от 4 июня 1948 г.** выселению в отдельные районы на ссылку до 7 лет (стиль документа).

*Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп. 1, д. 8, л. 5.

**На основании этого Указа, за невыработку «обязательного минимума трудодней» и других «провинностей» колхозник мог быть сослан в административном порядке, т.е. без суда и следствия, по решению правления колхоза, на срок до восьми лет (см. Милохин Д.В., Сметанин А.Ф. Коми колхозная деревня в послевоенные годы, 1946-1958: социально-экономические аспекты развития. – М.: Наука, 2005, с. 39).

115

Приложение № 20

Из протокола

собрания коммунистов Коберской партийной организации

25 декабря 1958 г.*

СЛУШАЛИ:

«О передаче земель, имущества и средств колхоза «Искра» вновь организованному совхозу «Койгородский» и переходе колхозников в совхозные рабочие».

ПОСТАНОВИЛИ:

1)Решение Совета Министров Коми АССР от 9 декабря 1958 г. об организации совхоза «Койгородский» одобрить.

2)Организоватьнабазебывшихколхозов[Койгородского] района совхоз «Койгородский» с переводом колхозников рабочими постоянного кадра во вновь организуемый совхоз.

3)Объявить... (не ясно). Довести до всех членов колхоза Положение об организации совхоза «Койгородский» с тем, чтобы обеспечить полную явку всех членов колхоза на общее собрание колхозников колхоза «Искра».

* Источник: ГУРК «НАРК», ф.п. 616, оп. 1. д. 8, л. 112, 113.

116

Приложение № 21

Персональный состав Коберского сельского совета,

избранного 13 июня 1971 г.*

Ф.И.О.

год

партийность

образование

занимаемая

п/п

рождения

должность

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Турубанова

1925

КПСС

средне-

председатель

1

Агния

 

 

специальное

сельского

 

Николаевна

 

 

 

совета

 

Костин

1932

беспартий-

4 класса

рабочий

2

Василий

 

ный

 

 

 

Степанович

 

 

 

 

 

Турубанов

1933

беспартий-

4 класса

рабочий

3

Иван

 

ный

 

 

 

Афанасьевич

 

 

 

 

 

Двоеглазова

1931

беспартийная

7 классов

служащая

4

Лия

 

 

 

 

 

Никитьевна

 

 

 

 

 

Костина

1922

КПСС

7 классов

секретарь

5

Евдокия

 

 

 

сельского

 

Васильевна

 

 

 

совета

 

Костин

1910

КПСС

4 класса

секретарь

6

Павел

 

 

 

партийной

 

Алексеевич

 

 

 

организации

7

Турубанов Ким

1929

КПСС

средне-

бригадир-

Прокопьевич

 

 

специальное

агроном

 

 

 

 

Турубанов

1924

КПСС

4 класса

рабочий

8

Егор

 

 

 

 

 

Александрович

 

 

 

 

 

Коткова

1920

беспартийная

4 класса

рабочая

9

Александра

 

 

 

 

 

Андреевна

 

 

 

 

* Источник: ГУРК «НАРК», ф.р. 1408, оп. 1, д. 86, л. 27.

117

Приложение № 22

Из статьи

Виктора Дубова, опубликованной в ведомственной газете «Ять», к 78-летию со дня рождения талантливого испытателя ракетных комплексов И.Н. Коткова

23 февраля 2011 г.*

Простой паренек из глубинки России только в Советской стране мог достичь вершин в разработке и испытаниях ракетных комплексов для Советской армии. Одним из таких ребят был Иван Николаевич Котков – заместитель начальника научно-технического направления Конструкторского бюро машиностроения, талантливый организатор испытаний, кавалер орденов Октябрьской Революции, «Знак Почета», Почета, лауреат Государственной премии СССР. Он один из первых начальников конструкторского отдела в конце 60-х годов представлял Коломенское КБМ на полигоне Капустин Яр, где методично и продуктивно под его руководством доводили до ума ракетные комплексы.

...В середине 1990-х Конструкторское бюро машиностроения приступило к разработке высокоточного ракетного комплекса «Искандер», который завершил государственные испытания и принят на вооружение Российской армии в 2005 году. За разработку и активное участие в летных испытаниях «Искандер-М» заместитель начальника технического направления И.Н. Котков в 2008 году награжденорденомПочета.Ракетныйкомплекс«Искандер-М» не имеет аналогов в мире и является оружием XXI века. Вот уже 45 лет продолжает трудиться в Конструкторском бюро машиностроения И.Н. Котков, он так же бодр, энергичен, спокоен, участвует в проведении летных испытаний ракет на полигонах Министерства обороны РФ.

* «Ять», 2011 23 февраля.

118

Приложение № 23

«Родительский дом – начало начал...»

из статьи корреспондента газеты «Новая жизнь»

Ю. Даниловой

3 ноября 2015 г.*

...Время летит быстро. В памяти остаются только самые яркие моменты. Однако героиня сегодняшнего номера

Лилия Николаевна Клинцова (в девичестве Турубанова) очень хорошо помнит каждый момент своей жизни. Особенно отчетливые картинки в ее памяти – из детства, когда черным крылом крепко задела ее дружную семью война. Помнит, как отец сплавлял древесину в Сыктывкар, а обратно домой до Кобры шел пешком. Да не с пустыми руками, принес детям гостинцы – калачи. В их избе собрались родственники, пили чай с калачами. И вдруг в окно постучали:

-«Все на митинг! Гитлер на нас напал».

Многие дети тогда не осознавали трагичности ситуации. Но только не Лилия – тогда ей было уже восемь лет. В семье она была самая старшая, папина любимица. Отец, Николай Васильевич, в дочери души не чаял, даже имя ей дал цветочное – Лилия (символ чистоты и праведности). Когда он, ветеринарный фельдшер, уходил на войну, в семье, кроме нее, оставалось еще двое младших детей – Нина и Афанасий.

Жене Антониде Афанасьевне глава семьи не велел провожать на войну – она тогда носила под сердцем четвертого ребенка. Из всех семи деревень Кобры уходили на фронт молодые парни, мужчины. На детей взвалились большие

119

обязанности по хозяйству. Лилия, окончив четвертый класс, устроилась на работу почтальоном.

Сколько похоронок в эти лихие годы приходило в семьи,

икаждую она, девчонка, пропускала через свое сердце! А иногда ее просили зачитывать письма. Благо, говорит, если оно от солдата, радуется мать, жена, дети, что жив. А каково было видеть страдания тех, чей родственник погиб... Словами- то не передать.

Водин из страшных дней 1944 года получила и ее семья такую весточку – не стало отца, подорвался на мине. Ему было всего 33 года, он так и не увидел младшего сына Николая, который умер в семилетнем возрасте от воспаления легких.

Вписьмах Николай Васильевич всегда обращался к детям: «Здравствуйте, Лия, Нина и дорогой сынок Афонька». Как вспоминает Лилия Николаевна, она стала второй мамой для младших Нины и Афанасия. Антонида Афанасьевна с утра до вечера трудилась в колхозе «Искра» конюхом. Очень любила тогда маленькая Лиля гнать лошадей на водопой и отчаивалась, когда в плохую погоду мама не брала ее с собой на конюшню.

Как у всех девушек, у Лилии была мечта – стать портнихой. Но судьба распорядилась иначе – в 16 лет девушка попала работать на пилораму, где проработала десять лет. Вспоминает, как не переставала заниматься любимым делом

– шитьем, всем подругам нашила платьев.

Одиннадцать лет Лилия Николаевна опекала младшего брата. Когда другие ребята жили в интернате при школе, Афанасий же – у старшей сестры. Даже когда он учился в институте, она помогала ему. Афанасий Николаевич стал

120

известным ученым-историком и общественным деятелем Республики Коми и был очень благодарен сестре за заботу и любовь, которыми она одаривала его в детстве.

... Ее суженым стал Анатолий Клинцов по прозвищу Рунь, с которым познакомилась по пути в кино. С тех пор и началась их романтическая история. Потом и свадьбу сыграли. Вместе с мужем они воспитали шестерых детей – пятерых дочек и сына.

-Дети у меня были боевые, - вспоминает наша собеседница, ? всегда помогали по хозяйству. Даже по две коровы держали, в большой семье они были кормилицами.

Лилия Николаевна трудилась в совхозе, затем на маслозаводе. До сих пор в праздники руководство ООО

«Койгородок» поздравляет ветерана отрасли с праздниками, приходят домой, дарят подарки. Не забывают женщину и дети

все они живут в разных местах. Для Лилии Николаевны всегда было важно, чтобы дети стали хорошими людьми, унесли с собой из мира детства в большую жизнь только лучшие уроки. Единственный сын Владимир живет на Украине, он моряк. Как и дочери, приезжал на 80-летие Лилии Николаевны в 2012 году. У именинницы тогда собралась вся большая родня.

К сожалению, супруг ее умер рано – его не стало 29 лет назад, когда младшая дочь Татьяна училась в восьмом классе. С тех пор она живет не только заботами детей, но и внуков. Самому старшему внуку Дмитрию уже 39 лет, он живет в Башкирии. Младшая внучка Софья – в Койгородке. Всего же у Лилии Николаевны девять внуков и восемь правнуков. Как признается пожилая женщина, все дети и внуки у нее самые

121

лучшие.

-У меня и зятья золотые! – с гордостью произносит Лилия Николаевна. Зять Александр часто приходит в гости

клюбимой теще, ездит за продуктами – словом, она для него вторая мама. А такое доверие надо заслужить! Поддерживают Лилию Николаевну и односельчане, знакомые. В день юбилея многие поздравляли по телефону, желали крепкого здоровья, счастья. Она сумела пронести через все тяготы жизни чистоту и чуткость, любовь и радость бытия. Родительский дом для ее детей опора и самая светлая надежда в жизни.

*Новая жизнь, 2015, 3 ноября

122

123

Рецензии

на рукопись монографии Турубанова А.Н. «Исчезнувшее село. Очерки истории Кобры»

1.В исторической литературе Республики Коми исследования научной проблемы «История фабрик и заводов, городов и сел» получили значительный размах. Очередной труд А.Н. Турубанова, одного из ведущих ученых,

разрабатывающих вышеназванную проблему, вызывает

уобщественности региона большой интерес. Автор, в основном на архивных материалах, прослеживает основные этапы функционирования одного из типичных коми сел на протяжении всего периода его существования.

Рецензируемая рукопись монографии – это рассказ о жизни простых крестьян отдаленной местности Коми края. На наш взгляд, все разделы работы логически выверены, обладают внутренней законченностью, но среди них выделяется очерк «На переломе», который наиболее емкий. Мы считаем, что этот труд Турубанова А.Н. пополнит список изданий, посвященных крестьянской истории многострадальной российской деревни. Рекомендую данную работу опубликовать.

д. и. н., проф. Сыктывкарского государственного университета имени П.А. Сорокина В.А. Семенов

124

2.Российская аграрная историография была всегда богата региональными исследованиями. В этом плане рецензируемая рукопись А.Н. Турубанова как раз отвечает этим требованиям. Автор работы, в основном на архивном материале, сумел показать жизнь крестьян отдельно взятого села в их трудных буднях, тяготах и трагедиях.

Все разделы монографии написаны живым языком, логически взаимосвязаны, в целом иллюстрируют сельскую жизнь в динамике. Мы хотели бы выделить еще одну особенность работы А.Н. Турубанова – это ввод в научный оборот многочисленных документов, приведенных в двадцати трех приложениях. На наш взгляд, это дает возможность будущим исследователям аграрной истории Республики Коми раскрыть ряд новых сюжетов. Все вышесказанное позволяет утверждать, что рукопись монографии А.Н. Турубанова «Исчезнувшее село. Очерки истории Кобры» заслуживает одобрения. Работу необходимо опубликовать.

д.э.н., проф. Института социально-экономических

иэнергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН В.А. Иванов

125

Сведения об авторе

Турубанов Афанасий Николаевич

Родился 26 января 1938 года в селе Кобра Койгородского района Коми АССР. В 1962 г. закончил историко-филологический факультет Коми государственного педагогического института. Полгода работал учителем истории в Слудской средней школе Прилузского района Коми АССР, был призван в ряды Советской армии, где прослужил до ноября 1964 г. Почти два года работал в общественных организациях города Сыктывкара и Коми АССР, а с сентября 1966 г – в академической системе: младший научный сотрудник, старший научный сотрудник, заведующий отделом истории, с 2008 г – главный научный сотрудник сектора отечественной истории Института языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН. В 1974 г. в Петрозаводском

126

госуниверситете защитил кандидатскую диссертацию, в 1990 г. – в Институте истории СССР Академии наук СССР

докторскую работу на тему «Индустриальное развитие и рабочий класс Коми АССР в 60 – первой половине 80-х годов». Специализируется в изучении проблем социально- экономической истории Республики Коми, особенностей социальной политики в регионе, истории национально- государственного строительства, вопросов истории развития исторической науки в Республике Коми, проблемы «История фабрик и заводов, городов и сел» региона.

Заслуженный деятель науки Республики Коми, профессор, Лауреат премии правительства Республики Коми, автор и соавтор более 170 научных и научно-популярных работ общим объемом около 300 печатных листов, среди которых более 20 монографий (значительная часть из них в соавторстве). Женат, имеет двух дочерей и сына. Живет в Сыктывкаре.

127

Афанасий Николаевич Турубанов

Исчезнувшее село.

Очерки истории Кобры

Научное издание

Монография издается

вавторской редакции Подготовлено к печати

ООО«РА Ильф»

Подписано к печати ...........

Бумага офсетная. Формат 60х90/16. Печать офсетная.

Объем ....... п.л. Тираж ....... экз. Заказ № .......

123056, Москва, Большой Кондратьевский пер., д. 10, стр. 1.

128

Добавить комментарий к документу "Очерки истории Кобры (А.Н. Турубанов)"

Ваше имя*
Сообщение*
Оценка





Отправить свои фотографии или тексты в раздел "Очерки истории Кобры (А.Н. Турубанов)"

Посёлки и сёла

Реклама